Социолог Андрей Еременко о коронавирусных страхах, объединяющем карантине и претензиях к церкви

22 апреля 14:48

Социолог Андрей Еременко о коронавирусных страхах, объединяющем карантине и претензиях к церкви

22 апреля 14:48

16 марта Кабмин ввел в Украине карантин. Спустя месяц после его начала можно оценивать, насколько оправдываются страхи, подтверждаются опасения и насколько больно ограничения ударили по карманам людей.

Nash.Live попросил политтехнолога, социолога, основателя исследовательской компании ACTIVE GROUP Андрея Еременко изучить результаты социологических опросов разных украинских компаний и проанализировать градус настроений в обществе.

Место для надежды

- Есть прогнозы о том, что карантин и распространение коронавируса кардинально изменят жизнь людей. Сейчас уже происходят сдвиги, трансформации?

- Даю цифры на конец марта-начало апреля. В Info Sapiens поставили вопрос так: как ваша семья переживет пандемию? Почти 50% боятся серьезных последствий. То есть по состоянию на начало карантина последствий еще не заметили, но уже был страх. Сам по себе он уже меняет жизнь. Это самосбывающееся пророчество: если мы смотрим вокруг и боимся серьезных последствий, значит они уже наступили, но мы их еще не осознали.

По данным Research&Branding Group, 43% считают, что их жизнь изменится (полностью изменится – 12%, скорее изменится – 31%). По привычке, ждут плохих изменений, страхов. 42%считают, что скорее не изменится.

По данным R&B, чувства, которые сейчас испытывают: на первом месте тревога (38%), на втором надежда (32%), на третьем – оптимизм (22%), на четвертом – страх (20%).

Онлайн-опрос Киевского международного института социологии (КМИС) о том, насколько беспокоит распространение коронавируса: беспокоит 53%, сильно беспокоит 34%.

Мы видим, что сейчас люди колеблются между страхом заразиться (что заболеют сами, заразятся близкие) и боязнью экономических потерь. Вначале страх экономических потерь был больше. Но когда телевизор рассказал много странного и страшного о коронавирусе, люди стали больше бояться за здоровье.

Когда страх за здоровье будет снижаться и деньги заканчиваться, люди будут говорить: "Давайте выходить, сколько можно ждать! " Это будут говорить самые активные, которым дома не сидится - пассионариям тяжело в четырех стенах, они что-то все время придумают. Об этом будут говорить предприниматели. Но будет другая категория, численное большинство, которая хочет защищенности и социальной поддержки государства. Но они менее активные.

- Страхи можно понять и в связи со здоровьем, и в связи с экономическими потерями. Но какие надежды у людей возникают в связи с коронавирусом, пандемией, карантином?

- У нас люди на самом деле очень оптимистичны. Если вы посмотрите на стандартный список жалоб, то он будет приблизительно таким: все плохо, власть не работает, нам никто не помогает, поэтому мы сами как-то выживем, картошку посадили, детей в школу пристроили, научились что-то новое делать и т.д. Причем это стабильно и не зависит от власти, наличия карантина и прочих событий в стране. То есть после слов, как все плохо, часто через запятую идет набор конкретных действий, которые показывают, что или все не так плохо, или человек знает выход.

Это наш опыт начиная с 90-х гг. Самая активная часть населения сейчас, это те, кому 30-40 лет, те, кто ходи в школу, когда родители сажали картошку возле многоэтажек в городах. Это жизнь реальна, она тяжела, но мы воспринимаем ее как возможную.

Также не забываем, что идет война, мы ее проходим и умеем во время нее выживать. Причем, судя по экономическому росту вплоть до нынешнего кризиса, выживать неплохо. Это дает надежду: все пройдет, все к лучшему.

Точки объединения общества

- Общество по тем или иным вопросам всегда делится на лагеря: верующих и неверующих, сторонников и противников ограничений и так по многим вопросам. Есть понятие темы или вопроса "разделяющих общество". Карантин стал такой темой?

- Наше исследование Active Group и такая формулировка вопроса: "как вы считаете, как изменились отношения в обществе в связи с эпидемией?". 51,5% считают, что отношения улучшились, и только 32% - что ухудшились.

У R&B Group была формулировка вопроса: объединяет или разъединяет ситуация с распространением коронавируса. Ответы: объединяет – 49%, разъединяет – 36%.

Формулировки вопросов и результаты разные, но в целом люди говорят, что отношения скорее улучшаются.

У украинцев вообще есть способность к объединению перед общей проблемой. В 2013 году в конце марта в Киеве выпало огромное количество снега и тогда произошло волшебство. Люди расчищали больницы, джипы вытаскивали раздолбанные "ланосы", друг другу носили еду и т.п. Весь город объединился, хотя глобальных договоренностей не было.

Второй повод для объединения – финал Лиги Чемпионов в Киеве в 2018 г.: некоторые пытались зарабатывать, но были люди, которые бесплатно подвозили болельщиков, были добровольными экскурсоводами и т.п.

Можно вспомнить время Майдана (не сам Майдан – это другое дело), а период, когда с улиц исчезла полиция. Появились отряды самообороны, которые разобрались с мелкой уличной преступностью.

Уже промолчу о волонтерском движении в начале войны. Другое дело, что политически есть отличия. Если объединение в начале войны во многом было вокруг лидера государства, то сейчас флага для объединения особо нет. Да, у Владимира Зеленского есть какая-то поддержка, и она не сильно падает. Но у партии "Слуга народа" она падает, Кабмину стабильно не очень-то верят. То есть сейчас происходит объединение без единого флага, сетевое. Этим оно и интересно – это достаточно редкое явление.

- Во многих примерах необходимость в объединении был краткосрочной. Сейчас она растянута во времени. Хватит ли сил, терпения объединять долго, пока длится карантин?

- Хватит. Объединения, которое возникло на фоне войны, хватило до сих пор. Есть волонтерские группы, которые работают, есть активисты, которые следят за тем, что происходит в армии и, если что-то не так, поднимают шум. Кто-то тратит время и ресурсы, чтобы все это сделать, заметить. Тут та же история.

- У нас есть склонность к сакрализации на фоне экстраординарных событий. Это касается и профессий, как было с военнослужащими в связи с российской агрессией. Есть ли проявления сакрализации профессии медика?

- Я ожидаю, что, когда все закончится, медики останутся очень уважаемыми людьми. Также, как сейчас военнослужащие.

Война – поэтому необходимость в армии стала очевидной. Зачем нужна «скорая помощь», становится очевидно тогда, когда ее вызываешь. Вот и сейчас необходимость в медицине точно станет очевидной, врач станет более уважаемой профессией. Но не факт, что высокооплачиваемой.

О вредной жертвенности

- Чего сейчас, на фоне пандемии в мире, украинцы боятся больше всего?

- По данным нашего опроса (Active Group), 68% боятся, что заболеют близкие, 45% сами боятся тяжело заболеть, 42% боятся за состояние государства, 34% боятся проблем с работой.

R&B group выяснила о проблемах: беспокойство о здоровье близких, финансовые трудности – 30%, страх заразиться – 17%, тревога из-за неопределенности – 15%, трудно сидеть дома – 15%.

По данным КМИС, самый большой страх – за здоровье близких. На втором месте общая неопределенность. Есть и другие. Получается, что по всем опросам и с огромным отрывом, практически вдвое больше, чем за себя, - страх за близких. Только потом идет беспокойство из-за финансовых трудностей.

- Такой разрыв в пользу беспокойства о здоровье близких, возможно, объясняется тем, что с января постоянно твердят о том, что в группе риска люди в возрасте?

- Проблема Украины в частности и постсоветского пространства в целом, в том, что мы не ценим свою жизнь. Мы не привыкли ценить ни ее, ни свое здоровье. Спросом пользуются заглушки на ремни безопасности, велико стремление обойти разумные ограничивающие запреты (например, плавать за буйки).

Есть множество маркеров того, что мы не ценим свою жизнь и это наша большая беда и без коронавируса. Но, при этом, мы ценим жизни окружающих. Машина попадает в аварию: родители не пристегнуты, а ребенок в надежном кресле. В результате ребенок либо сирота, либо с калеками-родителями. Такое тоже бывает.

Нас приучили к жертвенности еще в СССР (когда вся культура была создана так, чтобы приучать к жертвенности ради светлой идеи или других людей), а это сейчас становится общей проблемой. У человека что-то долго болит, он терпит, потом болезнь сваливает его с ног, его забирают в больницу, назначают дорогое и длительное лечение. И вместо легкого и быстрого варианта, он перегружает медицинскую систему из-за отсутствия ценности собственной жизни.

Все кричат об эпидемии, а бабушки в церкви ходят. Они не ценят собственную жизнь. Но попробуй скажи такой бабушке, что заразится внук…

Доверие к церкви, местной и центральной власти

- Вопрос о посещении церквей сейчас особенно актуален. Насколько сейчас люди доверяют церкви как институту: если прихожанам скажут не ходить на богослужения, они не будут?

- На первых позициях доверия к институтам у нас стабильно находятся армия, церковь, волонтеры, общественные организации.

Церкви, как институции, у нас более или менее доверяют, но не все. Потому что церковь в Киеве и в каком-нибудь райцентре – это две разные организации. Это зависит даже не от патриархата, а от священника на месте.

В Киеве церковь – это место, куда приходят мало знакомые между собой люди, чтобы провести ритуал и уйти. Это не социальное место, это место для эмоции, религиозного впечатления. В селе и райцентре – это место, которое объединяет людей. Во время предвыборных кампаний кандидаты встречаются возле церквей. Бывают моменты, когда церковь подменяет собой местную власть: народ старается не платить налоги, но церкви десятину отдают, там ее распределяют, а потом выясняется, что благодаря церкви отремонтирован местный мостик, или, что значительно чаще случается, оказана помощь бедным в каком-то варианте: одеждой, обедами. Это в какой-то мере дублирование функционала органов соцзащиты.

Но на самом деле очень религиозных людей в стране не так много. Когда-то мы проводили опрос. Сначала спрашивали людей, к какой конфессии они себя относят, а потом тех, кто назвал себя "христианами" просили назвать заповеди и считали, сколько именно их могут перечислить. Даже 7-8 заповедей могли вспомнить очень немногие. Люди соблюдают ритуалистику, но иногда. Пост, по разным опросам, держит около 30% населения, а реально – около 15-20%.

New Image Marketing Group проводила онлайн опрос с адекватной выборкой по городам (не по селам): 62% сказали, что на Пасху не пойдут в церковь из-за карантина, 26% - что вообще не посещают церковь. Factum Group зафиксировала: о том, что на Пасху планируют сидеть дома, заявили 59%.

С одной стороны, государство привыкло не ссориться с церковью. С другой стороны, посмотрите на позитивную реакцию на действия мэра Днепра Бориса Филатова (возле входа в церковь, где в Вербное воскресенье прихожан причащали с одной ложки, перерыли вход и въезд, чтобы проверить утечку в трубе, - ред.). То есть церкви любят, но и Филатов молодец. И на историю с распространением вируса в Киево-Печерской Лавре реагируют очень агрессивно: много призывов "закрыть их там, пусть лечатся святой водой".

Также есть накопившиеся претензии к Московскому патриархату. Недавно на фокус-группах в Харькове (тема групп была не связана с религией), Московскому патриархату припомнили отказ отпевать погибшего ребенка, не которого упал самоубийца, из-за того, что он был неправильно крещен. Скандал был несколько лет назад, но это помнят до сих пор. И таких претензий очень много, не говоря уже о явном влиянии РФ через церковь.

- Прошел месяц после ухода страны на карантин. За это время изменилось ли отношение к местной власти и как оценивают карантинные меры центральной власти?

- К местной власти отношение хорошее. Это то, о чем я говорил: если и есть флаг, вокруг которого объединение происходит, то это мэр. Не конкретный, а сама должность. Мэр совершает осмысленные действия, находится в коммуникации, может показать и рассказать реальные ощутимые результаты.

То, что у местной власти забрали большие деньги при секвестре бюджета, было большой ошибкой. Теперь мэры, которые набрались "уважухи", потому что делают что-то для города осмысленное и понятное (меры на уровне государства чаще непонятные для людей), смогут сказать, что сделали бы больше, но деньги забрали. Эту мысль донесут до избирателей. Вот тут центральной власти будет грустно.

Active Group проводила опрос 11-14 апреля. Один из вопросов: как вы считаете, достаточны ли карантинные меры? 34, 3% считают, что они должны быть более жесткими, 45,7%, что они достаточные. Есть одобряющее большинство – 80%. Социологическая группа "Рейтинг" проводила опрос в конце марта и просила оценить меры власти по борьбе с коронавирусом. Слишком мягкими их назвали 28%, оптимальными – 58%. То есть одобряющее большинство 86%. Телефонный опрос КМИС в конце марта: насколько вовремя власть применила карантинные меры? 38% считают, что с опозданием, 49% – что вовремя. Итого 87% одобряют.

Разное время, разные службы и разные формулировки и мы получаем по 80-87% поддержки. То есть меры люди подтверждают.

- Но кроме мер, направленных на защиту здоровья, есть еще и компенсаторы, в связи с финансовыми потерями и их явно не хватает. Люди это заметили?

- Заметили. Опрос Info Sapiens о негативных последствиях коронавируса для семьи: уменьшение дохода – у 38%. Опрос New Image Marketing Group, занятость во время карантина: только 20% работают в обычном режиме, а остальные нет. 17% в отпуске за свой счет, 15% – удаленно с сохранением зарплаты.

Денег хватит, по данным New Image Marketing Group, на 1-2 недели у 40%. Забавно, что сказали это три недели назад и деньги должны были закончиться. Active Group недавно провела похожий опрос и цифры практически те же.

- Видимо, это о нашем оптимизме. Выкрутились, заняли денег…

- Но потом придется отдавать, а сейчас в городах сфера обслуживания умерла как класс. Правда после окончания карантина парикмахерские и кафе буду загружены, рестораны как-то тоже загружены. Плюс каждый год 10 млрд долл. "улетали" на отдых за границу. Но в этом году деньги туда не улетят. Они пойдут в Южное, Железный Порт, Одессу, Моршин, Сваляву и т.д. Все люди, которые могут поехать за границу туда не отправятся – придется работать и будут вырываться на несколько дней по Украине.

- Люди уже могут оценивать свои потери и перспективы. В связи с тем, что финансово они скорее потеряли, отношение к центральной власти ухудшилось?

- К президенту отношение относительно ровное, к Кабмину и парламенту традиционно плохое. Так было всегда.

По карантинным мерам разные компании показывают, что плюс-минус отношение к ним хорошее. А теперь интересное и по персоналиям. Единственным, кого оценивают не слишком плохо – это Зеленский. Это оценивали "Рейтинг", Info Sapiens и R&B по схожей шкале. По всем на первом месте президент. На втором месте у "Рейтинга" МВД, у Info Sapiens – местная власть (у "Рейтинга" местной власти в списке не было вообще), у R&B (оценивали персоналии пофамильно) – Дмитрий Разумков.

У Минздрава по опросу Info Sapiens – минус 39 (если от тех, кто оценивает хорошо, отнять тех, кто оценивает плохо, получили отрицательное число) и по этому же опросу наихудший уровень оценок у Кабмина. По опросу "Рейтинга" премьер-министр Денис Шмыгаль скорее позитивный, у него +4. По опросу R&B у него +6. Этот диссонанс непонятен. Возможно, у нас считают Кабмин плохим, а премьера хорошим, но обычно так не бывает.

То есть лично президента оценивают хорошо, а остальных плохо. Кое-где, по косвенным данным, хорошо оценивают мэра. Зеленский на коммуникации, демонстрирует бурную, я не уверен, что адекватную, но деятельность. Кроме того, люди видят контраст с российской политикой. Владимир Путин появляется странно, редко и из какого-то бункера. На этом фоне украинский президент выглядит прилично.

Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на НАШ в социальных сетях

Комментарии

фото пользователя
Для комментирования материала или зарегистрируйтесь
+ Больше комментариев
^