Дворняги по 25 грн, опасные и даже мертвые псы. Как на самом деле работают "собачьи" аукционы на СЕТАМ

27 мая 12:30

Дворняги по 25 грн, опасные и даже мертвые псы. Как на самом деле работают "собачьи" аукционы на СЕТАМ

27 мая 12:30

Только все забыли про предложение "слуги народа" Евгения Брагара платить за газ собаками, как разгорелся новый скандал – якобы Минюст через свой сайт системы электронных торгов арестованным имуществом (СЕТАМ) начал продавать собак хозяев-должников.

Интернет винил Минюст, СЕТАМ, Евгения Брагаря, всех остальных депутатов и лично Владимира Зеленского. Но на самом деле проблема намного старше и глубже: собак продают через СЕТАМ с 2014 года, а статус животных, который это позволяет, закреплен в законодательстве еще с 2003-го.

Nash.live рассказывает, как и за что в Украине конфискуют собак, куда они попадают после конфискации и чем это для них заканчивается.

Содержание

Недавно в СМИ попали два "лота" с сайта *СЕТАМ – питбультерьер 2015 года рождения со стартовой ценой в 112,5 грн и восточноевропейская овчарка со стартовой ценой в 1300 грн. В описании обоих лотов указано постановление об "аресте имущества должника".

На СЕТАМ есть много чего – от дубовых пней и степлеров до вертолетов и предприятий, но лоты с живым "имуществом" выглядят особенно дико. Поднялась волна возмущения и министру юстиции Денису Малюське пришлось отреагировать. Он рассказал историю питбуля с грустной мордой из первого объявления:

"Этой конкретной собаке не повезло с хозяевами и не повезло с характером. Результат – покусаны обычные прохожие, хозяин оштрафован постановлением Краснолиманского городского суда Донецкой области и этим же постановлением суд постановил эту собаку конфисковать. То есть речь не идет о продаже за долги", – написал он в фейсбуке.

В комментариях Малюська объяснил, что "должником" называют сторону в любом исполнительном производстве. Согласно ст. 15 закона об исполнительном производстве, должник – это физическое или юридическое лицо, на которое возлагается обязательство по выполнению решения.

В том же посте министр сказал, что иногда животных все-таки забирают за долги, но обычно речь о сельскохозяйственных животных, которые имеют стоимость.

"Если животное – домашний любимец, его за копейки (цена лотов мизерная) выкупают обратно владельцы (через родственников или близких)".

Малюська подчеркнул: Минюст действительно вынужден отбирать животных у владельцев, выполняя решения судов. По его словам, часто это на пользу животным, которых забирают от недобросовестных хозяев.

"Сейчас вместе с народными депутатами обдумываем варианты надлежащего законодательного урегулирования таких ситуаций", – заверил он.

По украинским законам животное – это вещь. Им можно распоряжаться, как вещью, кроме определенных моментов. Статус животного закреплен в ст. 180 Гражданского кодекса Украины.

"Конфискация животного предусмотрена, в частности, за нарушение правил выгула собак: если определенные породы собак без поводка или намордника, если такое нарушение привело к причинению вреда здоровью или имуществу людей, если собака выгуливалась без поводка и укусила прохожего, то в отношении владельца составляется протокол про административное правонарушение по ч. 2 ст. 154 Кодекса об административных правонарушениях. Владелец облагается штрафом с конфискацией собаки. В большинстве случаев конфискация происходит именно по этой статье, а не так, как пишут – за долги или за газ", – объяснила Nash.live вице-президент Ассоциации зоозащитных организаций Украины Марина Суркова.

Теоретически ничто не мешает конфисковать собаку за долги, но на практике этого не делают.

"Если бы собака представляла какую-то рыночную ценность, ее могли бы забрать за долги. Закон этого не запрещает. Естественно, этого не происходит, потому что таких собак бегает по улицам множество. Кому нужно платить деньги, оформлять документы, ехать в исполнительную службу, чтобы забрать чужую взрослую собаку, которая еще и кусается?" – сказал Денис Малюська.

На сайте СЕТАМ "выставляли" всего 12 собак, самую первую – еще в декабре 2014 года. Большинство по нескольку раз "уценяют" и продают по смешным ценам, вплоть до 25 грн.

На СЕТАМ умеют красиво называть лоты

Эту собаку уценивали, пока не продали за 25 грн

В основном через площадку продают сельскохозяйственных животных – овец, свиней, кур, коров и быков. Например, на 22 июня запланированы торги по лоту "Крупный рогатый скот (коровы) в количестве 362 головы". Стартовая цена – 1 617 319.50 грн.

И.о. гендиректора СЕТАМ Александр Мамро объяснил, что всех собак на сайте выставляют по одинаковой процедуре – по решению суда о конфискации и обложении владельцев штрафом по ч.2 ст.154 КУоАП за нарушение правил содержания собак.

"Во всех случаях, когда СЕТАМ реализовывал наших братьев меньших, это было исходя из решения суда и по требованию законодательства. Такого опыта, чтобы собак отбирали за долги, не было. Мы лояльно относимся к этому вопросу, никто не будет забирать члена семьи и продавать его на аукционе за долги. Все собаки, которые выставлялись до этого, шли по аналогичным решениям", – заверил он.

Как правило, до момента торгов собака остается у старого хозяина (реже ее могут передать на ответственное хранение третьим лицам). К хозяину приходит исполнитель, "описывает", фотографирует собаку для лота, определяет начальную стоимость.

"В случае, если собаку не покупают, ее выставляют, пока она не будет куплена (с каждым разом все больше "уценяя", – ред.). Именно протокол торгов – основание для фактической передачи от бывшего хозяина нынешнему", – объяснил Александр Мамро.

Если желающих купить собаку нет, ее могут бесплатно передать военным, пограничникам, кинологам, объектам коммунальной сферы. Марина Суркова говорит, что питомец может остаться у старого владельца. 

"Процедура конфискации подразумевает три возможных варианта распоряжения конфискованным имуществом: уничтожение, безоплатная передача (например, госучреждениям) или реализация на публичных торгах. На мой взгляд, нами был выбран оптимальный вариант. Передача собак на продажу позволила нам оставить их на хранение хозяевам, разъяснить им возможность поучаствовать в торгах и в конечном итоге выкупить своих же животных и оставить их в своих семьях. Все животные сохранили своих хозяев. Ни одна собака не изымалась из семьи и до проведения торгов оставалась на ответственном хранении у хозяина", – написал в своем фейсбуке начальник Измаильского горрайонного отдела государственной исполнительной службы управления юстиции в Одесской области Денис Дрангой. В Измаиле в мае за 500 грн "ушла с молотка" конфискованная овчарка, в марте – черная дворняжка за 100 грн, в декабре прошлого года – "собака коричневого окраса" за 189 грн.

Не все такие истории заканчиваются хорошо:

"Я еще в 2018 году регистрировалась на сайте СЕТАМ и выкупала чужую собаку за 50 грн. Я регистрировалась на сайте, я выиграла, выкупила. Там было зарегистрировано еще два участника, но они не предложили большей суммы. Когда я пошла переоформлять документы в исполнительную службу, мне сказали, что собака 10 дней назад умерла. Ее конфисковали и передали в харьковское коммунальное предприятие "Центр обращения с животными". Это центр массовой эвтаназии, где кишат вирусы и животные погибают. Животное туда попало, заразилось и умерло. Возможно, я покупала уже труп", – рассказала Nash.live Марина Суркова.

Кто угодно – точнее, тот, кто больше заплатит. Мамро говорит, что фактически хозяин не может выкупить конфискованное животное, но может это сделать через другого человека – например, если у хозяина есть двоюродная сестра с другой фамилией. По его словам, обычно собак выкупают или небезразличные, или знакомые хозяев.

"Никто не проводит собеседование с потенциальным владельцем. Кто ее выкупит, тому и передадут собаку. И никто не проверяет ни условия содержания, ни добропорядочность будущего владельца. Вообще непонятно, в какие условия эта собака попадет. Возможно, она попадет в такие же или еще худшие условия. Собака не может быть вещью, как холодильник или телевизор. Какая гарантия, что питбуля не выкупит какой-то владелец для собачьих боев?" – объяснила Суркова.

Питбуля с грустными глазами по кличке Тора впервые выставили на торги в ноябре 2019 года со стартовой ценой в 150 грн и несколько раз уценяли. В описании "лота" было указано, что собака 2015 года рождения, привита и имеет международный ветеринарный паспорт. Согласно решению суда, в прошлом году она за две недели покусала двух человек – хозяин выгуливал ее без намордника. В итоге хозяина оштрафовали на 85 грн, а собаку конфисковали.

"Животное не воспитывали и оно стало очень опасным", – говорил про Тору министр юстиции. Он даже обещал сам выкупить ее и отдать на перевоспитание или обучение, если не появятся "новые нормальные хозяева".

Тору долго не могли продать

Стартовая цена Торы на аукционе 22 мая была 112 грн 50 коп. Ее выкупили за 11 249.99 грн – на 9900% выше начальной стоимости. За собаку боролись восемь участников.

"О получении прав на собаку или отказе победителя оплатить средства мы сообщим отдельно. У него есть 10 дней, чтобы рассчитаться. Надеюсь, покупатель не будет заниматься популизмом и займется перевоспитанием собаки, чтобы она не угрожали окружающим", – написал в фейсбуке и.о. главы СЕТАМ.

Вместо имени и фамилии новый хозяин Торы оставил послание журналистам

25 мая состоялись торги по второй собаке – восточноевропейской овчарке по кличке Джек. В описании были указаны масть – чепрачная, возраст – два года – и паспорт. Было написано, что "информация о прививках отсутствует". Джека за стартовую цену в 1300 грн выкупил его же хозяин – Андрей Василишин.

Он рассказал Nash.live, как его овчарка оказалась на СЕТАМ среди конфиската:

"Эта история еще с марта 2019-го. Песик у меня тогда был уже около года, более-менее обученный, послушный. Мой старый папа открыл калитку, и песик радостно выскочил. Не знаю, может, соседка руками махала, может, спровоцировала, – он ее схватил за рукав. Была ли царапина или нет – сказать не могу. Соседка немного скандальная: написала кучу заявлений, подговорила другую. Со второй у нас общая граница и забор. В детстве пес мог к ней пролезать под сеткой. Раньше ей даже нравилось, что он кошек гоняет, потом к ней начал дедушка ходить, которого собака не знает и лает. Ей это не нравилось. Подсуетилась, написала, что лазит во двор и мешает".

В решении суда по Джеку сказано, что пес покусал и повредил одежду двух женщин с промежутком в неделю из-за того, что ему "не обеспечили изоляцию в пределах придомового участка".

Андрей Василишин объяснил, что пес принадлежит ему, и его отца могли разве что оштрафовать за то, что он выпустил Джека. При этом в документах должником был указан не он, а его отец.

"Третье лицо выпускает мою собаку, его признают виновным, а собаку забирают у меня… Исполнительная служба в протоколе зачеркнула, что имущество принадлежит должнику, и написала, что принадлежит мне. Я пытался обжаловать, мол, как же так – описание имущества должника, а имущество не должника. Мне говорят, если ты так считаешь – обращайся в суд, можешь обжаловать. Как же я могу обжаловать, если они сами пишут, что имущество принадлежит Василишину Андрею Антоновичу, а должник – Василишин Антон Николаевич? Законным путем свои интересы защитить нельзя. Карантин, обратиться в суд трудно, нужно иметь адвоката.

Мне сказали, что процедура долгая и сложная, стоит денег. Посоветовали заплатить, если будут торги, – и быстрее, и меньше нервов потратишь", – рассказал он. 

Мужчина рассказал, что после того, как Джека укусил клещ, он болеет и с октября прошлого года живет в доме. Пес прошел долгий курс лечения и сейчас ему нужен постоянный уход и противопоказаны нагрузки:

"Главный врач Хмельницкой районной государственной больницы ветеринарной медицины, профессор Чумаков, который лечил пса, говорил, что у него нет никакой агрессии – его долго лечили и он ни на кого не лаял. Я собакой занимался, водил на курсы, у меня есть сертификаты. Пришел в исполнительную службу, показал, что собака болеет, есть сертификаты. Говорят – хорошо, раз сертификаты есть, дешево стоить собака не может. Так что же, если бы она была несчастная и блохастая, вы бы продали за мизерную цену, а так из-за того, что я правильно воспитываю собаку, я должен выкупать ее по повышенной цене?"

Исполнитель направил в ГСЧС, военные части и академию госпогранслужбы запрос о возможности временного "хранения" овчарки. 

"В запросе есть фраза – "на выполнение во втором отделе ГИС в городе Хмельницкий находится решение о конфискации собаки "Восточноевропейская овчарка" – собака в возрасте два года, кобель, масть чепрачная, участник конкурсов и выставок, есть копии сертификатов, дипломов и паспорта на собаку". А про болезнь – ни слова", – возмущается хозяин.

Ему кажется дикостью называть члена семьи и верного друга имуществом:

"Мне звонили очень много зоозащитников, хотели выкупить и подарить, думали, что у меня нет денег. Я объяснял, что тут скорее беспредел со стороны исполнительных органов власти. Нельзя законным путем защитить свои интересы. Назначили тебя виновным, продадим твою собаку, – и ты ничего доказать не можешь".

  • Ни то, что питбуль кусается и ему необходимо перевоспитание, ни то, что овчарка болеет, на СЕТАМ не указано.

Денис Малюська в своем посте упомянул, что конфискация часто идет животным на пользу, потому что их "забирают от ненадлежащего содержания". И через несколько строчек сказал, что "если животное – домашний любимец, его выкупают назад владельцы". То есть любой безответственный владелец может вернуть себе животное (или завести другое). А если его все-таки продадут – нет гарантий, что новый хозяин будет лучше старого, потому что купить собаку может кто угодно.

Александр Мамро на брифинге говорил, что конфискация и "выкуп" животного хозяином может послужить ему уроком. То есть фактически это штраф, только на другую сумму и по более сложной и длинной схеме.

Он объяснял, что СЕТАМ выставляет собак на торги из-за решений суда, которые предприятие вынуждено выполнять. При этом Хмельницкий горрайонный суд, который вынес решение о конфискации овчарки Джека, сам считает эту санкцию устаревшей.

"В сегодняшних реалиях санкция статьи устаревшая и должна быть пересмотрена. Абсолютно очевидно, что данная норма требует основательной доработки. Сейчас мы только исполняем действующую норму КУоАП", – комментировали в суде решение о конфискации собаки.

Все стороны – и зоозащитники, и суд, и Министерство юстиции, и СЕТАМ – согласны, что законы нужно менять.

"Надо менять законодательство – не просто закон об исполнительных производствах, а в целом менять статус животного, чтобы оно стало, возможно, каким-то особым субъектом прав. Сейчас животное вообще не имеет прав, оно не является субъектом, оно является объектом, вещью. К сожалению, у депутатов не всегда есть политическая воля, чтобы заниматься такими вопросами. Всех больше интересует налоговая система, земельная, а сфера обращения с животными – это не всегда интересная тема для депутатов. Поэтому об этом никто не задумывается. 

Если бы у нас были приюты – не частные, а государственные или коммунальных форм собственности, можно было бы временно передавать туда животных, их бы там ответственно содержали в дальнейшем. Но продавать "с молотка" не стоит. Этим животным нужно искать хозяев. Если это нарушение правил выгула, то нужно не конфисковывать – это больше наказание для животного, а не человека – а применять какие-то другие механизмы", – резюмировала Марина Суркова.

 

Фото на превью: Marcos J. Garcia / The New York Times

Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на НАШ в социальных сетях

Комментарии

фото пользователя
Для комментирования материала или зарегистрируйтесь
+ Больше комментариев

Новости партнеров

Загрузка...
^