Посткоронавирус. Пять причин, почему после пандемии мир уже не будет прежним

06 апреля 15:23

Посткоронавирус. Пять причин, почему после пандемии мир уже не будет прежним

06 апреля 15:23

Сейчас, пока мы сидим дома, нам хочется, чтобы карантин поскорее закончился и все вернулись к нормальной жизни. Но мир уже меняется. Когда мы снова выйдем на улицу без маски, все уже будет немного по-другому, хотя мы не сразу это заметим.

Ведущие деятели в разных областях  рассказывают в материалах Wall Street Journal, как пандемия коронавируса изменит мир. Nash.live пересказывает пять самых интересных из них.

Содержание

Сьюзан Орлеан, писатель и штатный корреспондент New Yorker

Пустая железнодорожная станция в китайском Ухане в конце января

Путешествовать стало так просто. До COVID-19, особенно за последнее десятилетие, карта Земли как будто свернулась вовнутрь, сближая самые отдаленные уголки. Границы истончились. Когда вы прибываете в место назначения, то практически не ощущаете, что куда-то переместились. Вы свободно можете позвонить домой и проверить электронную почту, снять деньги в банкомате в любой точке мира.

Теперь, когда мы заперты дома, кажется, что такие путешествия давно в прошлом.  Их роль особенно ощущается в нынешнем кризисе, поскольку мобильность, которой мы наслаждались последние несколько десятилетий, похоже, сыграла важную роль в распространении болезни по всему миру. Пока перелеты между континентами не стали обыденностью, болезни, как правило, были локальными. Теперь мы стали переносчиками, которые распространили болезнь по всему миру, таща ее за собой, как чемодан, на круизных кораблях и самолетах.

Сейчас из-за пандемии коронавируса никто не путешествует, даже до кафе на углу. В современную эпоху человечество, пожалуй, еще никогда не было настолько привязанным к дому. Когда ограничения будут ослаблены, мы, без сомнений, снова начнем путешествовать. Стремление познавать мир настолько велико, что со временем мы к нему вернемся.

Пандемия немного разгладила свернутую карту мира. Вещи снова кажутся далекими, фактически недостижимыми, и мы вряд ли когда-нибудь будем принимать эту легкодоступность как должное. Мы будем в восторге от самого осознания того, что можем путешествовать из одного места в другое, из наших миров в другие, и более полно наслаждаться этим, — так, как дорожат чем-то, что едва не было потеряно.

Джамиль Заки, профессор психологии в Стэнфордском университете, автор книги "The War for Kindness: Building Empathy in a Fractured World"

Итальянцы на карантине поют с балконов, чтобы поддержать друг друга

COVID-19 вызвал всемирную эпидемию доброты. По правде говоря, некоторые все же дрались за дефицитные товары вроде туалетной бумаги, но намного больше людей поступили иначе. 

Даже насильно разделенные, бесчисленное множество людей отыскало способы помогать друг другу и взаимодействовать: доставка продуктов соседям со слабым здоровьем, онлайн-общение с одинокими пожилыми людьми, кампании по сбору средств для нуждающихся. Рестораны начинают готовить еду для людей, которые потеряли работу. Целые города аплодируют стоя своим медикам.

Катастрофы показывают, как мы ошибались насчет собственной самодостаточности и независимости, и помогают осознать, что мы полностью зависим друг от друга. Они обнажают нашу общую уязвимость и в то же время — нашу общую человечность. Вот почему во время кризиса нам хочется помогать незнакомцам. 

Доброта может снизить наш уровень стресса и облегчить страдания. Психолог Виктор Франкл, переживший Холокост, писал, что "страдание перестает быть страданием в тот момент, когда оно обретает смысл — смысл жертвоприношения". Многие пережившие нападения, войну и победившие зависимость говорят, что помощь другим ускоряет их выздоровление. Они находят в себе силы, которых могли не замечать раньше, они находят смысл в том, через что прошли, и чувствуют себя менее беспомощными. Это именно то, что нужно сейчас многим из нас.

Я знаю, что это очень тяжело, но попробуйте представить время, когда мир не будет парализован вирусом. Через месяцы, годы и десятилетия последствия пандемии будут проявляться в виде экономических проблем и проблем со здравоохранением. Мы будем нуждаться друг в друге еще больше, чем прежде. И мы также должны будем еще больше помогать друг другу.

Кэрри Кордеро, старший научный сотрудник, и Ричард Фонтейн, главный исполнительный директор Центра новой американской безопасности

Температурный скрининг пассажиров в международном аэропорту Сукарно-Хатта в Индонезии

Китай известен своим авторитарным подходом к отслеживанию случаев заражения среди граждан: там создали приложение, которое сообщает пользователям, могут ли они свободно передвигаться, на основании анализа состояния здоровья, — и неслучайно сообщает их местоположение полиции. Граждане демократических стран, несомненно, отвергли бы такие жесткие меры, но пандемия побудила ведущие государства задуматься о новых вмешательствах в личную жизнь.

Британские чиновники хотят выпустить новое мобильное приложение, которое будет предупреждать пользователей, контактировавших с зараженными, используя данные о местоположении с GPS, сетей Wi-Fi и даже Bluetooth-маячков.

Южная Корея запустила общедоступный сайт, который отслеживает местоположение и контакты людей, анализируя данные телефонов, записи с камер видеонаблюдения и банковские транзакции. Тем временем Шабак, общая служба безопасности Израиля, запустила систему, которая объединяет кредитную историю людей с информацией о местоположении, даже если отслеживание телефона отключено.

Кажется, что эти меры помогают бороться с вирусом, а сейчас это именно то, что нам нужно. Если такие шаги сработают, насколько люди будут готовы поступиться своей конфиденциальностью ради шанса уберечься от вируса?

Возникнет соблазн использовать персональные данные для наблюдения за здоровьем в других целях. *Распознавание сердечного ритма на расстоянии на расстоянии может помочь врачам, но также может использоваться для установления личности. ДНК-фенотипирование может помочь медикам назначать более целенаправленное лечение, но также может помочь предугадывать черты лица. 

Чиновники и технологические компании уверяют, что их сотрудничество в борьбе с коронавирусом будет временным, сохраняющим анонимность и защищающим гражданские свободы. Людям пора внимательно присмотреться как к болезни, так и к цифровому лечению, которое прописывают чиновники.

Уолтер Айзексон, писатель и автор биографий  Бенджамина Франклина, Альберта Эйнштейна, Леонардо да Винчи и Стива Джобса

Первое клиническое испытание вакцины от коронавируса на добровольцах в США

Чума коронавируса ускорит наш переход к третьей великой инновационной революции нашего времени. Эти революции стали результатом открытия трех столпов нашего существования: атома, бита и гена.

В течение пяти десятилетий после "*года чудес" Эйнштейна его теории и теории его коллег-физиков привели к созданию атомных бомб, полупроводников и транзисторов, космических кораблей и спутников, лазеров и радаров. 

Идея о том, что вся информация может быть закодирована двоичными символами, известными как бит, и все логические процессы могут выполняться цепями с переключателями, в 1950-х привела к созданию микрочипа, компьютера и Интернета.

Сейчас мы вступили в третью,  еще более важную научную эпоху, — революцию в биологических науках, движимую биотехнологиями. Особенно важное открытие этой новой революции — *CRISPR, инструмент, который позволит нам редактировать гены. В течение трех миллиардов лет бактерии отражали атаки вирусов — фрагментов генетического материала, которые размножаются, захватывая клетки живых организмов. Системы CRISPR — это поразительный метод, который бактерии изобрели, чтобы запоминать, распознавать и разрушать генетический материал вирусов.

Инструменты CRISPR уже начинают задействовать для отслеживания и борьбы с вирусом. Но в более глобальном смысле коронавирус привлечет внимание нового поколения врачей и новаторов. Точно так же, как цифровая революция привела к инновациям во второй половине 20-го века, движущей силой первой половины 21-го века будет биотехнологическая революция.

Технология редактирования генов может сделать нас неуязвимыми для рака и вирусов. Она может исправить мутации, которые вызывают разные формы инвалидности, — от серповидноклеточной анемии до врожденной слепоты. Она может позволить нам совершенствовать свои тела и умы.

Сал Хан, основатель и исполнительный директор Академии Хана — некоммерческой образовательной организации, которая создает бесплатные образовательные материалы для студентов, родителей и учителей

Онлайн-занятие в университете Цинхуа в Китае

Сейчас школы более миллиарда учеников по всему миру закрылись, чтобы замедлить распространение коронавируса. Многие, скорее всего, будут закрыты до конца учебного года, еще больше будут закрыты осенью.

В предстоящем году ученикам и учителям придется устранить барьеры между личным и домашним обучением и быть готовыми переходить от одного к другому. Это может стать очень тяжелым периодом для семей и учителей. Постоянная неясность, когда откроются школы, может вызвать пересмотр традиционных методов, с помощью которых мы задаем темп обучения для учеников и отслеживаем их прогресс.

Учителя всегда знали, что дети учатся с разной скоростью и что, когда ученики продвигаются в одинаковом заданном темпе, их успеваемость может серьезно отличаться. Но изначально это была попытка персонализировать обучение для каждого ученика. За прошедшее десятилетие с этой целью в школах начали внедрять онлайн-инструменты. Они позволили ученикам работать с тем, к чему они готовы, и иметь все шансы овладевать нужными навыками. Если это станет станет обычным делом в классах из-за закрытия школ, есть шанс ускорить процесс обучения детей.

Доступ к интернету во время социального дистанцирования из желательного превратился в необходимый. Он необходим не только для удаленного обучения, но и для психологического здоровья, — чтобы семьи могли общаться с друзьями и родными. Без всеобщего доступа к интернету пропасть между бедными и богатыми учениками еще больше увеличится, чего мы не должны допустить. Правительство и частный бизнес должны как можно быстрее помочь школам обеспечить учеников всем необходимым для дистанционного обучения.

Закрытие школ — тяжелая на многих уровнях ситуация, которая в ближайшее время окажет разрушительное воздействие. Но это может стать катализатором к более персонализированному обучению.

Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на НАШ в социальных сетях

Комментарии

фото пользователя
Для комментирования материала или зарегистрируйтесь
+ Больше комментариев

Новости партнеров

Загрузка...
^