В погоне за иммунитетом. Когда будет готова вакцина от коронавируса и почему ее могут получить не все

12 апреля 14:00

В погоне за иммунитетом. Когда будет готова вакцина от коронавируса и почему ее могут получить не все

12 апреля 14:00

Коронавирус заставил мир замереть. Мы отложили свои планы, заперлись дома и ждем, когда все закончится.

Так когда все это закончится? Скорее всего, тогда, когда у большей части населения будет иммунитет к COVID-19 и вирус не сможет передаваться от человека к человеку. Добиться этого можно двумя путями. Первый — разработать вакцину. Второй — дать болезни распространиться среди населения, чтобы выработать "коллективный иммунитет". Во втором случае погибнет много людей, поэтому сейчас единственный вариант — вакцина.

Президент Владимир Зеленский предлагает $1 000 000 долларов за вакцину от коронавируса, а украинское правительство тем временем собирается урезать бюджетное финансирование науки и медицины.

Nash.live пересказывает статью The Guardian, в которой объясняется, кто сейчас разрабатывает вакцину, сколько ее ждать и почему так долго, и почему создание вакцины — только треть пути к глобальному иммунитету.

Содержание

Даже самые эффективные — и драконовские — меры по сдерживанию только замедлили распространение COVID-19. С тех пор, как Всемирная организация здравоохранения наконец объявила пандемию, все внимание приковано к созданию будущей вакцины — потому что только вакцина может уберечь людей от заражения.

Около 35 компаний и научных учреждений наперегонки работают над созданием вакцины, и минимум у четырех есть вакцины-кандидаты, которые испытывают на животных. Одну из них, разработанную массачусетской биотехнологической компанией Moderna, уже начали испытывать на людях. 

Такой беспрецедентной скорости они в большой степени обязаны усилиям Китая по определению последовательности генома Sars-CoV-2 — вируса, который вызывает COVID-19. Китай поделился последовательностью генома в начале января, что позволило исследовательским группам по всему миру выращивать живой вирус и исследовать, как он поражает человеческие клетки и заражает людей.

Есть и другая причина такого прорыва. Хотя никто не мог предвидеть, что следующее инфекционное заболевание, которое будет угрожать всей планете, вызвано коронавирусом, — обычно считается, что самый большой риск пандемии представляет грипп  — вакцинологи перестраховались, работая с "прототипами" патогенов. 

Коронавирусы стали причиной двух недавних эпидемий — тяжелого острого респираторного синдрома (SARS) в Китае в 2002-2004 годах и Ближневосточного респираторного синдрома (MERS), который возник в Саудовской Аравии в 2012-м. В обоих случаях начиналась работа над вакциной, которую прекращали, когда вспышки удавалось сдержать. Сейчас компания Novavax из Мэриленда приспособила эти вакцины под Sars-CoV-2 и утверждает, что весной "кандидаты" будут готовы к клиническим испытаниям на людях. Moderna опиралась на работу с вирусом MERS, которую проводили в Национальном институте аллергии и инфекционных заболеваний США.

Генетический материал Sars-CoV-2 на 80-90% совпадает с генетическим материалом вируса, вызвавшего SARS, — отсюда и его название. Оба состоят из полосы рибонуклеиновой кислоты внутри сферической белковой капсулы, покрытой шипами. Шипы прикрепляются к рецепторам на поверхности клеток, выстилающих легкое, — в обоих случаях рецепторы одни и те же, — и позволяют вирусу проникнуть в клетку. Внутри он захватывает репродуктивный механизм клетки и создает множество копий себя, а потом снова вырывается из клетки, в процессе убивая ее.

Все вакцины работают по одинаковому базовому принципу. Это патоген или его фрагмент, обычно в виде инъекции и в малых дозах, который побуждает иммунную систему вырабатывать антитела к патогену. Антитела — это что-то вроде иммунной памяти: если они один раз выработаются, организм может быстро их мобилизовать, когда человек столкнется с вирусом в естественном виде.

Как правило, для иммунизации используют живые, ослабленные формы вируса, *инактивированные теплом или химикатами. У таких методов есть недостатки. Живая форма может дальше развиваться в носителе, частично восстановить *вирулентность и заразить его. Поэтому, чтобы добиться необходимой степени защиты, нужны большие или повторные дозы инактивированного вируса. 

Некоторые проекты по созданию вакцин от COVID-19 используют такой проверенный подход, другие применяют новые технологии. Еще один новый подход, который использует, в частности, Novavax, — создание "рекомбинантной" вакцины. Это значит извлечь генетический код белкового "шипа" на поверхности Sars-CoV-2 (часть вируса, которая, вероятнее всего, вызывает иммунную реакцию людей), — и поместить его в геном бактерии или дрожжей. Благодаря этому микроорганизмы начнут производить большое количество белка (что вызовет иммунную реакцию). В других, еще более инновационных подходах, вакцину создают из самого генетического кода вируса (таким образом "настраивая" иммунную систему для борьбы с вирусом). Этим занимается Moderna и еще одна бостонская компания CureVac — они создают вакцины от COVID-19 из матричной РНК.

Международное объединение по борьбе с эпидемиями CEPI финансирует и координирует создание вакцин от COVID-19. Изначально эти проекты ориентируются как раз на инновационные технологии.

Перед тем, как вакцину официально утверждают, обязательно проходят клинические испытания. Обычно это происходит в три фазы. В первой с участием нескольких десятков здоровых добровольцев вакцину проверяют на безопасность и отслеживают возможные побочные эффекты. Во второй участвуют уже несколько сотен человек — обычно из региона, пораженного заболеванием, — здесь проверяется эффективность вакцины. В третьей фазе — то же самое с несколькими тысячами людей. Во время этих фаз многие экспериментальные вакцины отсеиваются. 

И на это есть весомые причины. Либо "кандидаты" небезопасны, либо неэффективны, либо и то, и другое. Нужно отсеять неудачные — вот почему нельзя пропускать клинические испытания или торопиться с ними. Утверждение можно ускорить, если до этого уже были одобрены похожие продукты. Sars-CoV-2 — новый для людей патоген, и многие технологии, которые используются при создании вакцины, тоже сравнительно неиспытанные. На сегодня еще ни одна вакцина из генетического материала — РНК или ДНК — не была официально утверждена, поэтому вакцины-кандидаты от COVID-19 — совершенно новые. 

Для примера возьмем вакцину, которую разработали в 1960-х против вируса насморка обезьян (респираторно-синцитиальный вирус), который вызывает у детей симптомы, похожие на простуду. Во время клинических испытаний оказалось, что вакцина обостряет симптомы у малышей, которые продолжали подхватывать вирус. Похожий эффект наблюдался у животных, которым вводили экспериментальную вакцину от SARS. Позже ее модифицировали, чтобы убрать эту проблему, но сейчас ее приспособили для Sars-CoV-2, — поэтому нужно провести строгую проверку на безопасность и исключить возможность обострения заболевания.

"Как и большинство вакцинологов, я не думаю, что вакцина будет готова раньше, чем через 18 месяцев", — заявляет Аннелиз Вайлдер-Смит, профессор новых инфекционных заболеваний в Лондонской школе гигиены и тропической медицины.

Это и так очень быстро и предполагает, что никаких препятствий не возникнет.

Есть и другая потенциальная проблема. Когда вакцину одобрят, она понадобится в огромных количествах, — а у многих организаций, которые участвуют в гонке за вакциной, попросту нет такой производительной мощности. Как правило, производство рассчитано на конкретную вакцину, и наращивать объемы, когда еще непонятно, получится ли ваш продукт, экономически нецелесообразно. Cepi и другие такие организации берут на себя часть риска — она планирует инвестировать в создание вакцины и в то же время увеличивать производительность.

После того, как вакцину от COVID-19 одобрят, возникнет новый комплекс проблем.

"Получение вакцины, в безопасности и эффективности которой мы уверены, — это в лучшем случае треть пути к программе глобальной иммунизации", — говорит эксперт по глобальному здравоохранению Джонатан Куик из университета Дьюка. "Биология вируса и технология вакцинации могут быть сдерживающими факторами, но политика и экономика с куда большей вероятностью будут преградой на пути к иммунизации".

Проблема в том, чтобы вакцина досталась всем, кому она необходима — это непросто даже в пределах одного государства, а в условиях пандемии страны должны бороться за лекарство друг с другом.

Поскольку от пандемии больше всего страдают страны с самыми слабыми и недофинансированными системами здравоохранения, существует несоответствие между потребностью и покупательной способностью. 

Например, во время пандемии гриппа H1N1  в 2009 году вакцину раскупили те страны, которые могли ее себе позволить, оставив более бедные ни с чем. Можно представить ситуацию, когда, допустим, Индия — самый крупный поставщик вакцин в развивающиеся страны — не без оснований решит использовать свое производство вакцин, чтобы в первую очередь защитить собственное 1,3-миллиардное население.

ВОЗ объединяет страны, благотворительные фонды и разработчиков вакцин для создания глобальной стратегии поставок, а такие организации, как альянс по вакцинам Gavi, придумывают инновационные механизмы для сбора денег и обеспечения поставок в бедные страны. Но все пандемии разные, и ни одна страна не связана обязательствами, которые предлагает ВОЗ. Как отмечает глава Gavi Сет Беркли: "Вопрос в том, что произойдет, если в какой-то стране будет чрезвычайное положение".

Вайлдер-Смит считает, что пандемия "достигнет пика и пойдет на спад прежде, чем появится вакцина". Тем не менее, вакцина может спасти множество жизней, — особенно если вирус станет эндемичным или постоянно циркулирующим, как грипп, и будет возвращаться сезонными вспышками. Но до тех пор лучшее, что мы можем сделать, — сдерживать болезнь столько, сколько это возможно. Мойте руки и старайтесь не выходить из дома.

Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на НАШ в социальных сетях

Комментарии

фото пользователя
Для комментирования материала или зарегистрируйтесь
+ Больше комментариев

Новости партнеров

Загрузка...
^