"Политбюро", "ЧК" и сабля в руках президента: почему вдруг СНБО стал генератором важных решений?

26 марта 14:55

"Политбюро", "ЧК" и сабля в руках президента: почему вдруг СНБО стал генератором важных решений?

26 марта 14:55

Почти два месяца назад генератором самых обсуждаемых решений власти стал Совет национальной безопасности и обороны. В парламентско-президентской республике, он стал чемпионом по продвижению нужных Банковой изменений.

Основные положения об СНБО закреплены в профильном законе и Конституции. Это координационный орган, решения которого принимаются не менее чем двумя третями голосов. Во главе СНБО стоит президент, а секретарь занимается организацией.

Есть обязательные участники Совета – премьер-министр, министр обороны, глава СБУ, министр внутренних дел и министр иностранных дел. Но список ими не ограничивается и вводить в состав можно и других руководителей органов власти и лиц, назначенных президентом. Сейчас, кроме президента и секретаря Алексея Данилова, в Совете 19 человек. Помимо перечисленных силовиков и главного дипломата, есть финансовый блок: министр финансов, глава НБУ и глава Госфинмониторинга, а также генпрокурор, глава Офиса президента, вице-премьер-министр цифровой трансформации, глава ВР, глава Службы внешней разведки, вице-премьер по вопросам реинтеграции, министр по делам ветеранов, вице-премьер по евроинтеграции, вице-премьер по стратегическим сферам промышленности, главнокомандующий ВСУ, президент НАНУ.

То есть, несмотря на год карантина, пандемию и медреформу, в Совете нет ни одного медика, несмотря на реформу образования, ни одного профильного специалиста. Хотя тематическая палитра возможных решений СНБО обширна: под понятие "национальная безопасность" может подпадать практически все что угодно.

Решения Совет принимает коллегиально и непосредственно они руководством к действию для других органов власти не являются. На их основании указы издает президент, и они уже обязательны к исполнению.

Первый Совет был сформирован в 1996 г., закон под него принят в 1998 г. На разных этапах своей деятельности он играл и роль разной значительности. Но в основном он был мозговым центром и от него ждали именно деятельности интеллектуальной. Тогда как сейчас она скорее волюнтаристская.

Nash Live спросил у политических экспертов: где граница, за которую не могут заходить СНБО и президент, реализуя решения Совета своими указами, и почему СНБО раньше, при предыдущих президентах, да и в период "раннего Зеленского", не вел такую бурную деятельность, а начал в последние два месяца?

Руслан Бортник, директор Украинского института политики:

- СНБО – это практически единственный эффективный инструмент, который остался в руках президента. Как бы парадоксально это ни звучало. Через парламент многие инициативы президента не проходят. Правительство ограничено нормами законодательства, там не спешат рисковать, далеко выходя за рамки Конституции, законов.

СНБО, с одной стороны, авторитетная структура, туда входят все ключевые силовики. С другой стороны, она над государством. Управление страной через СНБО – фактически режим чрезвычайного положения. Де-факто, чрезвычайное политическое управление, при котором президентские указы играют роль чрезвычайных декретов. Они внеконституционным способом регулируют права и свободы граждан, права собственности, политические процессы. Инструмент простой и эффективный. Кроме того, утверждает принцип коллективной ответственности. Все ключевые силовики, подписываясь под решением, уже вынуждены его исполнять, хотя в индивидуальном порядке его бы не приняли.

Границы, которые заданы Конституцией и законодательством, очень прозрачные. Реальными границами являются экономические, серьезные бизнес-интересы. Обратите внимание, что по последнему решению, по компаниям, которые осуществляют добычу, уже четверо членов СНБО, по данным СМИ, отказались его поддержать. Когда появляются экономические интересы, внутри СНБО сразу разброд и шатание.

Мне кажется, что отсутствие политического опыта, помноженное на высочайшую амбициозность нынешнего президента, приводят к тому, что члены СНБО, ядро, его используют.

Напомню, что Совет – это консультативно-совещательный орган, не более того. Сегодня он превратился в "политбюро", украинскую "Большую двадцатку". Но ответственность за деятельность этого "политбюро" будет нести президент. Все остальные члены СНБО в рамках его функционирования лишь советуют что-то сделать, но только президент вводит в легальное правовое поле. Поэтому Ющенко и Порошенко сложно предъявить претензии. Они делали многое, но оставались в рамках своих полномочий. Нынешние указы, как мне кажется, за рамки полномочий президента выходят.

Власть рано или поздно поменяется, а за убытки и ущерб, нанесенные нынешними решениями, Владимира Зеленского могут долго преследовать. Если сохранится конкурентная политическая модель. Если за это время новая форма власти, правления подомнет под себя оппонентов, что маловероятно, то в будущем некому будет поставить вопрос. Видимо, на это и расчет. Но это все равно вопрос еще одного политического цикла. И рано или поздно власть придется сдавать. Обиды и ущерб нанесены существенные и оппоненты все равно будут пытаться привлечь за это к ответственности.

Андрей Золотарев, руководитель аналитического центра "Третий сектор":

- Судя по всему, Владимир Зеленский понял, что его благие намерения упираются в банальное отсутствие инструментария и сопротивление системы. Он понял, что бесполезно тягаться с системой, играя по ее правилам. Видимо, выдающийся деятель кооперативного движения, окопавшийся в СНБО, Алексей Данилов предложил чудо-оружие – решения СНБО: чрезвычайный органа, такой "ЧК". Трансформации роли СНБО уже случались. В начале президентства Виктора Ющенко Петр Порошенко пытался из СНБО сделать второе правительство и это все плохо закончилось.

Можно спорить о правомерности, например, запрета трех телеканалов, но с политической точки зрения он оказался эффективным. Внезапно нанесенный удар по неподготовленному противнику, который показал свою слабость, плюс активность президента – эффект был. Дальше все слабее. На последнем заседании СНБО, когда обсуждались санкции против компаний-владельцев лицензий на разработку недр, четыре члена Совета выступили против.

Проблемы всегда возникают изнутри. Если то или иное решение СНБО приведет к разладу во властной команде, с этого все и посыплется. Пока президент рассчитывает, видимо, опираясь на поддержку соросят, Запада, использовать средство и дальше. Но заложены большие риски. Рано или поздно упрешься в те решения, которые приведут к расколу.

Решения СНБО, скорее, сочетания приятного с полезным: и достижение политических целей, и способ решения вопросов. Ведь пока что мы не видим санкций в отношении Игоря Коломойского, нет решений по Порошенко. Пытаются показать активность власти, способность действовать – это плюс, людям это нравится. Пытаются обойти, перекрыть отсутствие другого инструментария для решения политических задач.

Алексей Якубин, кандидат политических наук:

- Во власти решили использовать этот инструмент потому, что, во-первых, посчитали: общество не сильно разберется, имеют ли необходимые права и полномочия СНБО и президент. Во-вторых, сыграл роль кризис институтов. В другое время, если бы у нас полноценно функционировал Конституционный суд, это было бы невозможно. Указ президента был бы остановлен как неправовой.

Власть вытащила инструмент с тем расчетом, чтобы создать в обществе видимость решительности, не думая о политико-юридических последствиях. Теперь последствия накапливаются. Решения через СНБО, коллегиальный орган совещательного типа, власть превращает в управление советского типа. Тут в одном флаконе исполнительная, законодательная, судебная системы.

Есть Конституция, где не написано, что СНБО вправе принимать такие решения, как в последние недели. Однозначно, что Совет те функции, которые исполняет сейчас, исполнять не может. Чтобы оспорить его решения, нужно обращение и в Конституционный суд, плюс запрос туда же по поводу закона о санкциях (я считаю, что он все же не был направлен на граждан Украины), а чтобы оспорить сами указы президента есть Окружной административный суд Киева.

Президенты до Зеленского понимали, что то, что сейчас делает Совет и он, не прописано в законе и в полномочиях. Они старались держаться конституционных рамок. Даже Порошенко пытался выходить на формальный уровень, соблюдать правила. Сейчас власть считает, что открыла мега-механизм. Но в действительности она своими решениями расшатала полномочия органов власти.

Если бы у нас работали регуляторы, КСУ, быстрее работал ОАСК, история закончилась бы очень быстро. А сейчас есть проблемы с их работой, и есть проблема с работой сдержек и противовесов. Этим воспользовались у президента. Не понимая, что закладывают опасность под Конституцию и государство. Это и является угрозой нацбезопасности.

У Зеленского рассматривали СНБО как ширму, попытку спрятаться от ответственности. Там и министры, и премьер, и глава СБУ. Но решения воплощают указы, и ответственность несет президент. Для него сейчас это хорошая игрушка, сабля, которой можно рубить. Но уже возникают вопросы: почему с его помощью не снизить тарифы, почему санкции если и вводили, то не против олигархов, почему вопрос пандемии не рассматривался или остановка реформы Супрун? Что от размахивания этой саблей получает общество? Ничего.

Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на НАШ в социальных сетях

Комментарии

фото пользователя
Для комментирования материала или зарегистрируйтесь
+ Больше комментариев
^