Чудо-оружие Зеленского и расправа с несогласными: почему введение санкций через СНБО считают незаконными?

Чудо-оружие Зеленского и расправа с несогласными: почему введение санкций через СНБО считают незаконными?
11 февраля 19:19

Чудо-оружие Зеленского и расправа с несогласными: почему введение санкций через СНБО считают незаконными?

11 февраля 19:19

Прошел год с того момента, как Совет национальной безопасности и обороны Украины стал важным политическим инструментом в руках президента. 2 февраля 2021 года Владимир Зеленский своим указом ввел в действие решение СНБО о санкциях против телеканалов "112-Украина", NewsOne, ZIK и против нардепа Тараса Козака на пять лет. То есть первое против украинских компаний и гражданина Украины. 11 февраля 2022 году стал днем выездного заседания СНБО в Харькове, и во время которого вынесено решение о санкциях против телеканала "НАШ". Решение жесткое и конфликтующее с законодательством. Но аналогичные принимались в течение года регулярно, против десятков граждан и компаний. 

Почему законность решений СНБО о санкциях и указов президента, которые вводят их в действие, под сомнением?

Содержание

Закон о санкциях был подан в Раду в августе 2014 года. Субъект инициативы – Кабмин. Обоснование для него, которое подали в пояснительной записке:

"защита национальных интересов, национальной безопасности, суверенитета и территориальной целостности Украины, ее экономической самостоятельности, а также предотвращение нарушения или восстановления нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан Украины, общества и государства".

То есть защита граждан Украины – одна из целей. В пользу этого говорит и формулировка в ст. 1 закона, которая за 7,5 лет его действия не менялась. Это исчерпывающий список тех, против кого можно применять санкции:

  • иностранное государство;
  • иностранное юрлицо;
  • юрлицо, которое находится под контролем иностранного юридического лица или физлица-нерезидента;
  • иностранцы;
  • лица без гражданства;
  • субъекты, осуществляющие террористическую деятельность.

Граждан Украины и украинских юрлиц в списке нет, перечень заканчивается точкой. Но секретарь СНБО Алексей Данилов в своем недавнем интервью "Украинской правде" дал свое видение норм закона. При этом отметил, что имеет юридическое образование и диплом Академии Министерства внутренних дел.

"Я так читаю, что можно. Очень внимательно читаю. Там есть запятая и "тому подобное", - дал он ответ на вопрос журналиста о конституционности введения санкций.

Убедиться в том, что "тому подобному" в законе нет места нетрудно – достаточно прочитать его первую статью. Там есть оговорка, которая позволяет граждан Украины и украинские юрлица подвести под санкции – о субъектах, которые ведут террористическую деятельность. Список видов террористической деятельности есть в законе о борьбе с терроризмом. Он исчерпывающий:

  • планирование, организация, подготовка и реализация терактов;
  • подстрекательство к теракту, насилие над физлица и организациями, уничтожение материальных объектов в террористических целях
  • организация формирований для осуществления терактов;
  • вербовка, вооружение, подготовка и использование террористов;
  • пропаганда и распространение идеологии терроризма;
  • прохождение обучения терроризму;
  • въезд и выезд из Украины с террористической целью;
  • финансирование и другое способствование терроризму.

Но главное, что по ст. 3 закона борьба с терроризмом основывается на принципах неотвратимости наказания за участие в террористической деятельности. То есть как минимум в виде уголовных дел в связи с террористической деятельностью. А в идеале – судебных решений, которые подтверждают факты. Но в отношении тех, против кого в последний год СНБО принимал решения ничего подобного нет.

"Эпопея Зеленского с внесудебными расправами может оказаться ударом в штангу. Верховный суд поставил под сомнение санкции, которые так активно, по указу Зеленского, "пачками" раздает СНБО. После получения десятков исков от граждан Украины, которые попали в санкционные списки – Верховный суд разослал известным ученым-правоведам письма с просьбой сформировать правовую позицию по этим делам. В итоге, чуда для Зеленского не случилось, как и ожидалось, санкции, введенные против украинских граждан в последнее время - абсолютно незаконны, - сообщил политический эксперт Николай Спиридонов. - В ответ на обращение член научно-консультативного совета при Верховном Суде Олег Ильницкий отметил, что санкции к украинским гражданам можно применять только в случае, если они принимают участие в террористической деятельности. И только если уже есть вступивший в законную силу приговор суда по террористической деятельности. В других случаях санкции против граждан Украины – незаконны. Как известно, ни одного решения суда, на котором бы основывался СНБО, нет".

"На мой взгляд и в соответствии с действующим законодательством введение санкций против граждан Украины, против юридических лиц Украины без решения суда является незаконным. Я считаю, что оно используется в качестве инструмента политической расправы с неугодными, с теми, кто не согласен, инструмента запугивания, зачистки информационного поля. Плюс это попытка позаигрывать с определенным, очень специфическим, электоратом", - говорит адвокат Ростислав Кравец.

По закону об СНБО в его состав по должности входят премьер-министр, министр внутренних дел, глава СБУ, министр обороны, министр иностранных дел. В остальном персональный состав утверждает президент, который является главой совета. Сейчас, кроме секретаря и президента, в нем 20 человек, в том числе и те, кто входит по должности.

По закону о Совете (эти поправки внесли в 2014 г.), порядок его работы устанавливается законом и регламентом. Регламент утверждается СНБО и вводится в действие указом президента. В сентябре прошлого года запрос о наличии регламента подавал адвокат, глава Совета общественного контроля Олег Шрам. На тот момент он отсутствовал.

"Как следствие, можно обоснованно ставить вопрос о нелегитимности деятельности СНБО и принимаемых им решений", - отметил тогда адвокат.

На сайте СНБО никакой информации ни о регламенте, ни о его принятии до сих пор нет. Зато 7 февраля Окружной административный суд Киева открыл производство по иску народного депутата Андрея Деркача:

"Среди требований иска – признать противоправным бездействие Секретаря СНБО Украины, которое, по мнению истца, заключается в уклонении от нормативно-регламентированной совокупности последовательно осуществляемых действий по разработке, согласованию и организации процесса принятия Регламента СНБО Украины. Истец также просит суд обязать Секретаря СНБО Украины осуществить все необходимые и предусмотренные законодательством действия разработки проекта Регламента СНБО Украины, его согласования и организации процесса принятия Регламента".

В отсутствие регламента СНБО решения принимаются в произвольном порядке.

"За несколько минут до голосования я, министр внутренних дел, член СНБО с десятилетним стажем, не имел на руках материалов", - рассказал во время одного из телеэфиров экс-министр внутренних дел Арсен Аваков.

Что же касается норм законодательства, то право подавать предложения по применению санкций за самим Советом, Верховной Радой, президентом, Кабмином, Нацбанком и СБУ. Санкции против телеканалов 2 февраля 2021 г. вводили на основании постановления ВР от 4 октября 2018 г. и предложений СБУ. Документы с обоснованием от СБУ к этому решению и к другим решениям о санкциях за последний год, частично под грифом "секретно".

"Как показала практика, основанием для введения санкций у нас является чья-то служебная записка, будь то главы СБУ или оперативника, о том, что какое-то физическое или юридическое лицо работает не в интересах Украины. Чем это подтвердить? Ничем. Есть только служебная записка с мнением некоего лица, которое дает заключение о введении санкции. В судах больше ничего и нет", - констатирует Ростислав Кравец.

Решение Совет выносит двумя третями голосов и вводит его в действие своим указом президент. Именно президентские указы – предмет оспаривания в судах.

По ст. 266 Кодекса административного производства, первая инстанция по таким делам – Кассационный суд Верховного суда. Большая палата Верховного суда – апелляционная инстанция. Дальше оспаривать решения можно уже в международных судах. Рассматриваются такие иски в порядке упрощенного производства, но все санкционные дела замерли. Причина – тот самый гриф "секретно" на материалах СБУ. В конце 2021 г. глава Верховного суда Всеволод Князев в интервью "Укринформу" объяснил, в чем загвоздка:

"По каждому судебному делу ведется аудиофиксация судебного заседания. Когда мы рассматриваем дело, в котором есть секретные материалы, должно быть специальное оборудование, которое бы сразу шифровало эту аудиозапись и хранило ее таким образом, чтобы посторонние лица не могли ее скопировать и затем расшифровать. Такое оборудование, которое отвечало бы требованиям специальных служб, насколько мне известно, в Украине не производится. Поэтому есть два выхода. Первый – снизить нормативные требования к такому оборудованию. Но я понимаю, что здесь мы можем "влезть" в вопрос гостайны обороны и разведки. Второй вариант – рассмотреть в Верховной Раде законопроект, которым упростить фиксирование судебного заседания по таким делам, убрать из него аудиофиксацию и записывать старым способом с помощью простых технических средств, которые делают невозможным копирование аудиофайла на флешку".

Чтобы сдвинуть дела с места в Верховном суде разрабатывают законопроект. В нем заинтересованы, потому что без этого попавшие под санкции напрямую будут стучаться в международные судебные инстанции.

"Мы понимаем, что истцы по этим делам, вероятно, могут подождать определенное время, а затем обратиться в Европейский суд по правам человека с жалобой на отсутствие доступа к эффективному правосудию в Украине. И можно только прогнозировать, какое решение примет Европейский суд", - сказал Князев.

Ростислав Кравец говорит, что по состоянию на конец 2021 года в судах уже было около 400 исков в связи с введением санкций. Из-за того, что в Украине им нет хода, некоторые истцы уже обращаются в ЕСПЧ.

"Есть прецеденты, когда люди не дожидаются решений. Наш суд затягивает рассмотрение, и люди обращаются в ЕСПЧ. ЕСПЧ принимает подобные заявления в связи с тем, что в Украине невозможно добиться справедливого решения, - говорит Ростислав Кравец. - Шансы получить положительные решения в ЕСПЧ в связи с санкциями есть. Но самое печальное, что компенсация за все подобные игры ляжет на рядовых налогоплательщиков. Оперативники, лица, которые составляют предложения о санкциях, члены СНБО, президент нести ответственность не будут. Они будут сидеть на шее налогоплательщиков и получать свои пенсии. Я же считаю, что после отмены санкций в международных судах, если в Украине это не удастся, всю тяжесть компенсаций должны нести члены СНБО и президент лично".

Закону о Совете в марте исполняется 24 года. В нем всего 15 статей, но зато в компетенции СНБО обеспечение нацбезопасности и обороны в неограниченном количестве сфер: политической, экономической, социальной, научно-технической, военной, экологической, информационной и других. Но до Владимира Зеленского ни один из гарантов не использовал СНБО в таких объемах и так, чтобы вызвать целый шквал судебных исков.

"Когда только началась раскрутка этого механизма, у Владимира Зеленского считали, что это своеобразная вундерваффе, чудо-оружие, которое позволяет ему быстро решать вопросы без лишнего погружения в процессуальные и другие нюансы, - объясняет кандидат политических наук Алексей Якубин. - Зеленский сделал из СНБО не просто орган каких-то отставников, а орган, за деятельностью которого следила вся страна. Но это только первая часть истории. В качестве второй части истории с введением санкций должны были последовать доказательные моменты. Плюс никто не отменил оспаривание в судах. Не говорю уже о скандале, который возник осенью прошлого года, в связи с формированием санкционных списков. Мы приходим вот к какому моменту. Рейтингово власть от этого механизма получила все, что могла. В зеркале социологии на своем старте решения СНБО позволили повысить Зеленскому рейтинг. Другое дело, что история не закончилась. И мы видим, что в обществе возникает все больше вопросов: раз ввели санкции, где доказательная база?"

Политолог говорит, что рейтинговую роль решения Совета о санкциях уже отыграли, этот эффект они не дают. Но остались востребованы в более узком смысле.

"Сторонами этот механизм введения санкций воспринимается как политическое действие, выяснение отношений. Это и влияет на его восприятие, - резюмирует Якубин. - Также мы видели, что в отношении него накапливалась и международная реакция. Например, в мониторинговом отчете по правам человека ООН много говорят о том, что нельзя применять внесудебные санкции против граждан и СМИ. Есть международные обязательства. Так что история не закончилась. Впереди часть, связанная с судами".

Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на НАШ в социальных сетях

Комментарии

фото пользователя
Для комментирования материала или зарегистрируйтесь
+ Больше комментариев
^