"Антиколомойский" закон принят: почему он так важен и за что его критикуют?

13 мая 17:17

"Антиколомойский" закон принят: почему он так важен и за что его критикуют?

13 мая 17:17

Верховная Рада во втором чтении приняла закон о некоторых механизмах регулирования банковской деятельности или "антиколомойский" закон. Депутаты собрали в его поддержку 270 голосов, но принять документ только силами монопартийного большинства не удалось.

Почему этот закон важен для кредитной программы с МВФ, какие проблемы в нем видят эксперты и как он перетасовал политическую колоду?

Содержание

Хотя неформальное название закона отсылает к бывшему собственнику национализированного ПриватБанка Игорю Коломойскому, его нормы касаются банковской системы в целом. В законе "Приват" напрямую не упоминается, и он касается всех банков, которых могут отнести и уже отнесли к категории неплатежеспособных.

Всего с 2014 г. с рынка вывели 104 банка. Фонд гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) покрывает все вклады на сумму до 200 тыс. грн в первую очередь. К выплате были необходимы 90 млрд грн и таких средств, естественно, не было. Небольшую часть этих денег покрыли за счет ресурса Фонда – взносов его участников, то есть других банков. Но львиная доля – это заимствования у правительства и НБУ.

Перекрыть обязательства перед вкладчиками как "200 тыс.", так и "200 тыс.+ " можно было бы за счет продажи активов, а это кредиты. Но на фоне кризиса невыплаты по кредитам увеличились, часть из них была выдана на оккупированных территориях, плюс еще часть получили связанные с финучреждениями компании, которые в нужный момент и в нужное время оказались неплатежеспособными.

В декабре 2016 г. "Приват" – крупнейший банк страны был национализирован. Для этого государство докапитализировало его на 160 млрд грн, в основном за счет облигаций внутреннего государственного займа. Но в апреле 2019 г. Окружной административный суд Киева принял решение в пользу экс-владельца Игоря Коломойского о том, что национализация была незаконной.

Так что к принятию закона о банках пришли с тремя серьезными проблемами. Первые две: непосильное бремя банковских долгов к выплате и риск возвращения "Привата" по решению суда.

Третья: появление "зомби-банков", то есть тех, которые вывели с рынка, лишили лицензии, но которые через суд признали незаконными решения Нацбанка и ФГВФЛ. То есть "зомби-банки" и вернуться не могут, и из-под надзора вышли. В декабре 2019 г. Большая палата Верховного суда приняла решение по делу Укринбанка, которым установлено, что незаконность решения регулятора не подразумевает выведение из банка временной администрации ФГВФЛ. Но это нужно было подтвердить законом.

Закон о банках или "антиколомойский" закон не зафиксированное на уровне официальных договоренностей, но безусловное требование Международного валютного фонда перед заключением новой программы. Поскольку МВФ нужен заемщик с прогнозируемым дефицитом бюджета и способностью рассчитываться с долгами, там хотели вычеркнуть банки из списка украинских проблем.

Было несколько вариантов корректировки банковского законодательства. 30 марта ВР приняла за основу законопроект №2571-д, автором которого является глава финансового комитета ВР Даниил Гетманцев. 13 мая именно он прошел второе чтение.

В пояснительной записке автор выделил три основные группы изменений в банковское законодательство, а именно в корпоративное управление банками, особенности судебного производства при их выведении с рынка, особенности выведения банка с рынка в целом.

Претензии к закону чаще всего звучали в сторону особенностей судопроизводства и функционала НБУ.

После вступления закона в силу, Нацбанк получит право, основываясь на опыте, знаниях и анализе информации, применять профессиональное суждение, оценивая финансовое состояние банка, риски, связанные с его деятельностью.

Бывшие владельцы, участники банка, который выводят с рынка, могут в суде оспаривать законность решений. Но максимум, что они смогут получить, – это компенсация. Возвращение бывшим владельцам исключено.

Даже если процедура ликвидации банка началась на основании акта НБУ и/или ФГВФЛ, который признан незаконным, остановить и прекратить ее невозможно.

То, что акт был признан незаконным, не означает, что банк восстанавливает свое предыдущее положение и не восстанавливает права его акционеров.

"Такая позиция, во-первых, не согласуется с нормами Гражданского кодекса Украины, в частности ч. 2 ст. 393 Гражданского кодекса Украины предусмотрено, что "собственник имущества, права которого нарушены вследствие издания правового акта органом государственной власти, органом власти Автономной Республики Крым или органом местного самоуправления, вправе требовать восстановления того положения, существовавшего до издания этого акта", - комментирует норму юрист Владимир Пилипенко. - А во-вторых, нивелирует сущность института судебной защиты как такового, поскольку обращение в суд не способно защитить от незаконного/необоснованного решения НБУ. Представляется, что возможность обращения в суд о признании противоправным (незаконным) акта НБУ в этом законопроекте сохранено только для того, чтобы избежать споров о несоответствии его положений ст. 55 Конституции Украины, которой предусматривается право на обжалование в суде решений, действий или бездействия органов государственной власти".

В статье 75 закона о банках и банковской деятельности меняется процедура отнесения финучреждения к категории проблемных. Сейчас одно из условий – невыполнение в течение пяти рабочих дней требования вкладчика или кредитора. Но его переписывают. НБУ сможет принимать решение об отнесении банка к категории неплатежеспособных в том случае, если обязательства перед вкладчиками будут с нарушением сроков по договору или законодательству. Без детализации.

"Предложенная обновленная редакция нормы является более уязвимой, а в совокупности с положениями и дискреционными полномочиями НБУ может привести к злоупотреблениям", - считает Владимир Пилипенко.

Сам факт принятия закона дает ускорение переговорам с Международным валютным фондом. Премьер-министр Денис Шмыгаль заявлял, что рассчитывает на подписание соглашения с кредитором до конца мая. Речь уже идет о кредитной программе stand-by сроком на полтора года, на общую сумму 5 млрд долл. и с тем, что около 3,5 млрд из них пойдут в бюджет, а не в золотовалютные резервы НБУ.

Однако судьба у закона может оказаться непростой. Лидер "Батькивщины" Юлия Тимошенко заявила о нарушении законом 11 статей Конституции и предупредила, что будет обращаться в Конституционный суд. Станет ли судебная тяжба помехой для кредитной программы –вопрос открытый. Но, как считает кандидат политических наук Алексей Якубин, проблема назреет не сразу. Сначала, как уже не раз было с кредитными программами Фонда, МВФ может согласовать линию, выделить первый транш, а затем произойдет ровно тоже самое, что происходило все предыдущие годы: поток прекратится, поскольку условия не выполняются.

"Законом вводятся некоторые спорные нормы. Например, нюанс о том, что банковские вопросы выводятся из-под судебной системы Украины. КСУ должен дать ответ, не является ли это нарушением конституционного положения о том, что любое решение органа государственной власти может быть оспорено в суде. В законе есть механизм о компенсации, но во внесудебном порядке и процедура ее получения сложная", - говорит Алексей Якубин.

Другая подистория "антиколомойского" закона – само голосование за него. Из 270 голосов в поддержку, только 200 дала самая многочисленная президентская фракция "Слуга народа". Из 248 ее представителей пятеро проголосовали против, 15 воздержались и еще 11 не голосовали (17 отсутствовали).

"Принятие закона и последующее его подписание Владимиром Зеленским ведет к разрушению одного из мифов: президент является марионеткой Игоря Коломойского. Как минимум, это ставится под сомнение. Диспозиция поменялась с "Зеленский – не президент", на "Зеленский – президент", - констатирует Якубин. - Мы видим более широкий коридор для возможных действий, не обращая внимание на интересы олигарха. Интересно, как будет вести себя дальше Коломойский. Ему, думаю, неинтересно выкапывать топор войны с властью. Ситуация с "Приватом" для него сложна. Многие судебные разбирательства в Великобритании, США, Израиле так или иначе завязаны на решения, которые принимают в Украине. Если он не получит решения здесь, то не сможет их оспорить и в судах других юрисдикций".

При таких политических вводных есть повод переосмыслить будущее коалиции. Кроме того, интересна и мотивация той оппозиции, которая высказала поддержку закону. Помимо десятки внефракционных парламентариев и депутатской группы "Доверие", принятие закона обеспечили оппозиционные силы – фракции "Европейская солидарность" и "Голос".

"Мы увидели, что есть группа нардепов в СН которая идет в разрез генеральной линии партии. Даже при том, что президент пришел в парламент. А это всегда было дисциплинирующим фактором. Эта часть депутатов, которая, в том числе, ориентирована на Коломойского, должна для себя решить: быть частью монопартийного большинства или уйти в самостоятельное плаванье. Во многом решение будет приниматься не ими, а тем же Коломойским. Тут и возникает вопрос: насколько он готов забыть эту историю? Ведь им было выпущено столько стрел против этого закона, что сделать это будет сложно, - резюмирует Алексей Якубин. - То, что вместе с СН проголосовали "ЕС" и "Голос" - нюанс интересный. "Европейской солидарности", с одной стороны, хочется уколоть Коломойского, плюс закон дает своеобразный иммунитет назначенцам Петра Порошенко в систему НБУ и Минфина. С другой стороны, в "ЕС" может и хотели бы, чтобы это был провал Зеленского. Как голосование будет понимать избиратель Порошенко – другое дело. Мы видим, что партия "Голос" с этим заигралась. По социологии она уже провалилась ниже ватерлинии и сейчас в ВР не прошла бы".

Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на НАШ в социальных сетях

Комментарии

фото пользователя
Для комментирования материала или зарегистрируйтесь
+ Больше комментариев

Новости партнеров

Загрузка...
^