Олег Устенко: "Украина может легко лишиться 5% ВВП, но за счет этого сохранить население"

17 марта 09:29

Олег Устенко: "Украина может легко лишиться 5% ВВП, но за счет этого сохранить население"

17 марта 09:29

О том, почему уже нет сомнений, что мировой кризис наступил, какой удар он нанесет Украине и как его пережить Nash.Live поговорил с советником президента Украины, экономистом Олегом Устенко.

Содержание

С высокой долей вероятности мировой кризис начался. То, что мы видим – это только первая волна. Есть несколько причин, по которым это происходит.

Первая причина – чисто математическая. Это цикличность кризисов. Они возникают часто, как правило, каждые 8-10 лет. С момента прошлого кризиса прошло 12 лет. Никогда еще так долго в новейшей истории мировая экономика не находилась в состоянии постоянного роста и без шока. Поэтому предчувствие кризиса существовало уже, как минимум, 2 года.

Вторая причина – пошли на спад мировые рынки. Было резкое замедление темпов экономического роста по основным мировым экономикам. Прежде всего, китайской экономики – второй по величине, со всеми вытекающими последствиями. Напомню, что Китай с 2003 г. потеснил Японию и находится на второй ступеньке по размеру экономики. Когда начинается ее замедление, это автоматически передается на всех, и Украина не исключение. Дополнительным фактором стали "плачевные" результаты встречи стран-членов ОПЕК+, которые так и не смогли договориться по ограничению объемов добычи нефти, что обвалило рынок и фактически подтолкнуло мировую экономику в пропасть.

Третья причина кризиса – распространение коронавируса. Он влечет последствия для всех: не только больших, но и малых экономик. Фактически он стал последней – пока последней – силой, которая усилила замедление экономического роста и обозначила траекторию возможного ухода в рецессию.

Возникает необходимость активно применять меры, которые будут стимулировать экономику и не допустят ее значительного проседания. Например, монетарные. Мы это уже видим – беспрецедентное снижение ставки самым крупным центральным банком мира – Федеральной резервной системой США (до 0-0,25%, - ред.). Ожидание тех же действий, несмотря на отрицательную ставку, есть и от европейских центробанков.

Странам придется значительную часть своих бюджетов выделять на программы по борьбе с коронавирусом. Когда растут дополнительные расходы – этот, всегда серьезный вызов для уже неустойчивой экономики, становится серьезным испытанием.

Украина относится к группе малых открытых экономик. Значит, что не мы определяем правила игры, а они определяются в мире. Если там бушует шторм, то волны будут заливать всех, в том числе и Украину.

Украина, к сожалению, высоко экспортно-ориентированная страна. Половину нашего ВВП мы получаем за счет экспорта. Любая негативная подвижка в мире сначала тянет вниз его, а потом и всю нашу экономику.

Не приходится говорить, что мы останемся в логике высокоскоростного роста экономики. Хорошо было бы вообще добиться роста в этом году. Потому что, если экспорт упадет на 10%, что совершенно не сложно предположить, мы окажемся в нулевой точке экономического роста.

10% падения по нашему экспорту съедает 3% нашего ВВП. Если падение будет глубже, -20% экспорта, то можем показать и 3% падение ВВП.

Любое политическое раскачивание внутри страны сейчас даст большой минус для нашей устойчивости. Турбулентность уже есть. Сейчас вопрос именно в том, чтобы обеспечить устойчивость нашего "самолета". Если даже часть пассажиров будет его раскачивать, не факт, что он выдержит полет.

Желание многих политиков разного спектра использовать момент, чтобы заработать очки, понятно и объяснимо. Но если судно раскачивать, его просто не будет. Оно упадет. Идет внутренняя борьба в каждой политической силе. Там, с одной стороны, понимают негативные последствия, но, с другой стороны, не хотят упустить шанс заработать политические баллы.

Несмотря на нашу бедность, нам придется тратиться, чтобы обеспечить более или менее безопасный полет. Чтобы это сделать, несмотря на дефицит бюджета, недополучение средств в него, как минимум в краткосрочной перспективе (до конца года) придется увеличивать дефицит и тратиться.

Тратиться, и очень активно, придется на программы, связанные со здравоохранением: начиная от покупки аппаратов для искусственной вентиляции легких, до тестов, а в дальнейшем еще и на вакцины, прививки. Многие предполагают, что к концу этого года они появятся. Цена будет колоссальной, но платить придется, чтобы сохранить население.

Зона бюджетного дефицита на уровне 2% от ВВП легко может быть превышена минимум в два раза. Ни одна власть не хотела бы этого, но мера необходимая. Насколько я знаю, понимание этого у президента есть.

Параллельно нужно будет резать затраты на те статьи, которые можно отложить. Например, на большие строительные инвестиционные проекты. Чтобы выпутаться из сложной ситуации, нужно пытаться навести бюджетную дисциплину.

Для Украины наибольшая опасность – это уже не неэффективное использование бюджетных средств, а откровенное воровство. Как минимум 10% госбюджета используется не просто неэффективно, а оседает в чьих-то карманах. Значит мы говорим о сумме от 5 млрд долл. Их откровенно разворовывают, в то время как они дали бы возможность нам пережить кризис на фоне коронавируса с меньшими потерями. Поэтому любое такое действие должно немедленно оцениваться правоохранителями.

Через монетарные каналы (учетную ставку НБУ, - ред.) нужно стимулировать экономику. Инфляция волнует меньше, чем устойчивость корабля. Нацбанк уже снизил учетную ставку (до 10%, - ред.), это должно немного удешевить кредитование экономики.

На людях висят долги, кредиты. Кредитные каникулы должны стать лейтмотивом каждого банка. Это не сложно сделать, учитывая, что половина банковской системы контролируется государством. Поэтому "договариваться" будет не так сложно.

Хорошая идея – снижение налогов. В качестве временной меры, можно попытаться поддержать хотя бы население и работодателей. Будет сложно и мы столкнемся с дилеммой: либо увеличить количество безработных, что потом приведет к росту бюджетных выплат и социальному напряжению, либо пойти на временное снижение налогов для населения.

По уплате коммуналки нужно дать отсрочку и немедленно отменить любые меры, которые были связаны с начислением пени.

Резервов не так много. Два возможных дополнительных источника я назвал: притормозить некоторые проекты, перекрыть откровенное воровство из бюджета. Третий источник: к сожалению, придется делать долги. Вопрос в том, под какой процент их делать?

Часть денег не очень дорого можно будет одалживать только в том случае, если мы будем находиться в программе Международного валютного фонда. Там есть один главный вопрос, который нужно решить: о невозврате ранее национализированных банков бывшим собственникам. Тут было бы целесообразно еще раз попытаться заручиться поддержкой бывших собственников. Страна и ее люди в физической опасности. Это серьезный гуманитарный аргумент.   

5,5 млрд долл., о которых мы договаривались с МВФ, это в три раза меньше, чем аналогичная предыдущая программа расширенного кредитования (в марте 2015 году, сроком на четыре года, -ред.). Тогда она была на 15,5 млрд долл.

5,5 млрд долл. было достаточно при прошлом статус-кво – до коронавируса и резкого замедления мировой экономики. Сейчас система координат изменилась, и было бы лучше договариваться о более обширной программе. Это возможно, особенно учитывая, что МВФ зарезервировал сумму на борьбу с коронавирусом.

В старом статус-кво резервы были неплохие: 26,5 млрд долл. Сейчас около 25,5 млрд долл., после интервенций НБУ на сглаживание курса. По старому времени кредитные средства от МВФ должны были бы заходить в резервы. Тогда не было такой уж потребности в деньгах. Программа была нужна, чтобы обеспечить стране доступ на внешние рынки заимствований. Скорее, как знаковое событие.

Сейчас это не только было бы знаковым событием, чтобы выйти на внешние рынки заимствования капитала, но оно нам нужно для бюджета. Так что нужно будет говорить с МВФ о том, чтобы часть средств зачислить не только в золотовалютные резервы, но и в бюджет. Когда нам выделяли 15,5 млрд долл., часть денег тоже шла в бюджет, хотя это не типично для МВФ. Но после кризиса 2008 г. Фонд шел на такие уступки. Так что, думаю, позиция обсуждаемая.

Спасаться нужно сейчас. И идти на компромиссы с МВФ. Насколько это возможно, еще и увеличить объемы финансирования от Евросоюза. 0,5 млрд евро, которые там готовы выделить, помощь для нас неплохая. Думаю, можно попытаться увеличить. Хотя они и сами задыхаются от внутренних проблем. Но и нам нужны деньги.

В первую очередь пострадает население, по всем направлениям. Первый удар – возвращаются наши заробитчане, а значит растет нагрузка на рабочие места. Уровень безработицы может вырасти и из-за проблем в целом, и из-за возврата украинцев. Это дополнительная нагрузка на нашу и без того расшатанную и бедную систему социального обеспечения.

Если говорить о секторах, то, в первую очередь, пострадают ориентированные на экспорт. Это металлурги. Могут пострадать сельхозпроизводители.

Пострадает вся сфера услуг – удар просто колоссальный. Поэтому и тут важны меры поддержки. Жадность ни к чему хорошему не приведет. В частности, необходимы кредитные каникулы. Кому нужны залоги, которые заберет банк, на фоне снижающейся и падающей экономики? Так что и банки заинтересованы в переговорах. Задача банкира не убить заемщика и отобрать залог в сложное время, а дать ему возможность пережить кризис. Все мотивированы.

Приток инвестиций в страну может быть снижен. В прошлом году по прогнозу он должен был составить 1,5 млрд долл. Но во второй половине года докачали еще почти 1,5 млрд долл. Они заходят, но в этом году это крайне сложно. Так что режим по их привлечению должен быть более, чем дружественный.

Новому составу Кабмина точно не позавидуешь. Невольно думается, что правительство Алексея Гончарука от отставки только выиграло.


Поддерживающие меры можно запустить достаточно быстро. Все по ускоренной процедуре. Начиная с бестендерной закупки необходимого медицинского оборудования, вывода на работу пенсионеров пульмонологов и инфекционистов, переоборудования больниц для приема зараженных. Это миллиарды долларов. Я предполагаю, что мы можем легко лишиться 5% нашего ВВП, потерять 10 млрд долл. Но за счет этого сохранить наше население. Выбирать не приходится.


Все, что касается фондового рынка (не нашего – он почти не существует), то я считаю, что на нем будет глобальная переоценка. То, что мы видим сейчас, падение, снижение котировок – часть этой истории.

Уход инвесторов в кэш (на мировых рынках снижались, в том числе, и котировки драгметаллов, а значит идет накопление наличных на руках у инвесторов – ред.) – это тоже признак того, что система входит в кризис. Думаю, сейчас они будут искать тихие гавани. А после того как кризис пройдет, он заставит очень многих активно вкладываться в фармацевтическую промышленность.

Этот кризис может быть прорывом по защите здоровья населения и борьбе с болезнями. Также правда, что если туда будут активно вкладывать, то может сформировать новый пузырь. Но он надувается долго, и это история уже следующего кризиса, до которого еще нужно дожить.

Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на НАШ в социальных сетях

Комментарии

фото пользователя
Для комментирования материала или зарегистрируйтесь
+ Больше комментариев
^