Кризис из-за коронавируса. Почему нам нужно волноваться из-за паники на мировых рынках

Кризис из-за коронавируса. Почему нам нужно волноваться из-за паники на мировых рынках
02 марта 17:02

Кризис из-за коронавируса. Почему нам нужно волноваться из-за паники на мировых рынках

02 марта 17:02

Эпидемия коронавируса замыкает кольцо вокруг Украины. Вспышки заболеваемости уже зафиксировали в 50 странах, в том числе и соседних, и волнение, которое еще месяц назад испытывали мировые рынки, превратилось в панику.

Содержание

Индекс S&P500 (цифра — количество компаний-эмитентов) за пять последних дней февраля потерял 11%, промышленный индекс Dow Jones - 12% за неделю. Случаи коронавируса, зафиксированные в США, и две смерти заболевших разожгли панические настроения на биржах.

Рынки "грелись" давно, а теперь произошла коррекция — изменение тренда, то есть снижение на 10% и более. Учитывая масштабы, влияние коронавируса уже не ситуативное. Для изменения тренда в обратную сторону требуется до четырех месяцев. Если падение составит более 20%, и этим сроком уже не обойтись. Коррекция последней недели февраля оказалась самой существенной с 2008 года. Естественно, коронавирус многие начали рассматривать как возможную причину будущего кризиса.

Коррекция рынков после Второй мировой войны

26 коррекций со средним снижение более чем на 13,7% за четыре месяца, и с последовавшим четырехмесячным восстановлением

В январе, когда рынки только начало трясти, надежды были на сезонность заболевания и возможности ограничить его распространение. Ссылались на эпидемию атипичной пневмонии 2003 г., эпицентром которой также был Китай: тогда заболеваемость к катастрофическим последствиям не привела. Но тогда и доля Китая в мировом ВВП была всего около 4%, а сейчас — около 18%.

Индекс волатильности (или страха, изменчивости) с середины февраля подскочил втрое, с 15% до 49% в пятницу 28 февраля. Чем проценты ниже, тем ниже уровень ожиданий изменчивости рынка. В понедельник индекс СВОЕ немного опустился, до 38-39%, но все равно находится на максимумах за последние девять лет.

Украинский фондовый рынок полноценно не функционирует, поэтому падение стоимости акций, облигаций как удар в сердце не воспринимается. Но и влияние коронавируса только финансовой системой не ограничивается. Оно распространяется на экономику. Это снижение стоимости сырьевых товаров, заградительные меры при перемещении людей, сворачивание мероприятий, закрытие учреждений и производств. Примеров уже слишком много: Женевский автосалон отменили, Лувр на неопределенный срок закрыли для посетителей, компания Samsung закрыла завод в Йонгине (Южная Корея), рассматривается вариант, что Летние Олимпийские игры в Токио пройдут без зрителей и т.д.

Владислав Рашкован, заместитель исполнительного директора Международного валютного фонда, выделил минимум пять направлений, блоков, которые из-за коронавируса оказались в зоне риска:

  • экономика Китая как таковая — а это вторая крупнейшая, после США, экономика в мире;
  • прерываются глобальные цепочки стоимости, а на их восстановление нужно время;
  • глобальные закупки снижаются, поскольку ожидается снижение спроса;
  • розничная торговля сокращается, поскольку люди стараются меньше ходить в магазины;
  • падает туристическая отрасль по всем направлениям — от перевозок до сферы гостеприимства.

Вопрос в том, насколько к смене трендов готова Украина.

Украинские финансы вызовы коронавируса встречают не в лучшем состоянии.

2020 г. - второй в трехлетнем цикле пиковых выплат по внешним долгам. На выплату внешнего госдолга потребуется 168,12 млрд грн и самые крупные суммы приходятся на март (26,7 млрд грн), май (33 млрд грн) и июль (25 млрд грн). Вместе с выплатами по внутренним долгам, за год нужно аккумулировать 371 млрд грн.

Нацбанк пополняет золотовалютные резервы, и за год они выросли с 20 до 26 млрд долл. Пока что они почти в два раза больше, чем двухмесячный объем импорта (два месяца импорта — критическая отметка). Но поток валюты, благодаря которому они пополняются, может иссякнуть, а дополнительные не появятся.

Есть вероятность, что обмелеют денежные потоки от заробитчан.

"Если распространение коронавируса в Европе будет стремительным, как сегодня, то Украина не досчитается миллиардов долларов, которые привозят украинские трудовые мигранты. Сейчас стоит вопрос о пропуске украинцев через границу с нашей страной в Италию. Многие работают там по 90 дней и возвращаются потом домой. Они не смогут въехать в страну, где работают. Также в Италии, где одна из крупнейших украинских диаспор, может начаться, как в странах Азии, приостановление производства и сокращение в сфере обслуживания", - объяснил председатель Национального совета экономического развития Алексей Дорошенко.

Снижаются поступления от экспортеров. Радует, что на рынках дешевеют позиции украинского энергетического импорта — нефти и нефтепродуктов, природного газа. Но вместе с ними идут вниз и главные украинские экспортные товары — зерно и руда. Цены корректируются, но на низких значениях.

Под вопросом оказалась схема продажи облигаций внутреннего государственного займа. За счет государственных долговых бумаг можно перекрыть бюджетные прорехи. Но после удачных аукционов в начале года, последняя распродажа 25 февраля оказалась провальной.

История успеха украинских ОВГЗ изначально строилась на ценных бумагах с коротким сроком обращения и высокой доходностью. Прибыль обеспечивала высокая учетная ставка Нацбанка, с которой она связана. За год она снизилась с 18% до 11%. Последний, и уже довольно существенный шаг к снижению был 29 января: с 13,5% до 11%. Накануне снижения ставки, 28 января, у Министерства финансов был бенефис: на рынок впервые за последние годы вышли семилетние ОВГЗ и пользовались большим спросом: было распродано ценных бумаг на 3,6 млрд грн под 9,8% средней доходности. Это дало надежду, во-первых, на то что инвесторы готовы надолго вкладывать в ОВГЗ, а не только на 3-6 месяцев, во-вторых, на то, что снижение учетной ставки их не испугает.

Спустя месяц картина была уже другая. 25 февраля Министерство финансов вышло с неограниченным предложением по семилетним ОВГЗ, но продало их всего на 225 млн грн, которые ушли под 9,95%. То есть инвесторы показали, что снижение прибыльности их не устраивает и что в Украину надолго они вкладывать не готовы. В целом аукцион позволил привлечь в бюджет всего 1,5 млрд грн. Очень скромно, в сравнении с предыдущими объемами продаж:

  • 14 января — 6 млрд грн;
  • 21 января — 6,3 млрд грн;
  • 28 января — 6,3 млрд грн;
  • 4 февраля — 2,3 млрд грн;
  • 11 февраля — 4,2 млрд грн;
  • 18 февраля — 1,5 млрд грн.

Сотрудничество с Международным валютным фондом, как вариант пополнения резервов на период пиковых выплат, зависло в режиме ожидания. Миссия МВФ прибыла в Украину 20 февраля. Необходимо доработать условия новой кредитной программы на три года объемом 5,5 млрд долл. Ее анонсировали в декабре 2019 г. президент Владимир Зеленский и директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева. Хотя одобрение есть, но нет согласования руководства МВФ. И свое домашнее задание украинская сторона до сих пор не выполнила.

Главное условие Фонда — на законодательном уровне не допустить возвращения ПриватБанка бывшему владельцу. Финучреждение, в которое государство влило 155 млрд грн, является объектом судебного разбирательства, и почти год назад Окружной административный суд Киева признал его национализацию незаконной. Впереди апелляция. В Фонде требуют принять и в Украине пишут "антиколомойский" закон — о гарантии невозрата банков-банкротов бывшим владельцам. Но и законопроект не готов, и Рада погрязла в земельном вопросе.

Осталось напомнить, что без кредитной линии МВФ, для Украины закрыты и другие программы — с Евросоюзом, Всемирным банком. Все это хоть и средства в долг, но под низкие проценты, в отличие от ОВГЗ.

Эксперт института Growford Алексей Кущ напоминает, что мир давно живет в ожидании кризиса. Произошел "парад планет" из трех экономических циклов, которые как раз подошли к концу. Первый — перезатоваренность запасами на складах крупнейших компаний (цикл Китчена, 2-4 года). Второй — сокращение глобальных инвестиций (цикл Жюгляра). Третий — переход к шестому технологическому укладу: NBCI-конвергенция, когда основную роль будут играть нано- и биотехнологии, информационные и когнитивные (цикл Кондратьева).

"Все ожидают, в каком формате будет переход к новым циклам. Один вариант — в формате кризиса 2008 г.: дискретный переход, по методу рубильника, со структурным разрушением старого цикла, с падением экономики и зарождением нового цикла, который отталкивается от твердого дна. Но есть концепция размытого контура: с помощью монетарной теории, с применением отрицательных процентных ставок можно было размыть фазу перехода к новому циклу через расширение пузыря ликвидности на рынках. То есть менее ярко: падения экономики нет, есть замедление темпов роста. Коронавирус выступил фактором, который усиленными темпами разрушает модель размытого контура. Пространство монетарного маневра центральных банков в мире очень ограничено", - объясняет Кущ.

Монетарный маневр центробанков — это возможность снизить учетные, базовые ставки, чтобы сделать более дешевым доступ к кредитным ресурсам. То есть поддержать реальную экономику в тяжелые времена. В начале 90-х гг. базовая ставка Федеральной резервной системы США была 9% и монетарный маневр шел от этого показателя вниз. В начале 2000-х гг. — около 6%, в 2008 г. - около 4,5%.

"Сейчас базовая ставка ФРС — 1,5%. Вероятность отрицательных ставок она пока не рассматривает, то есть монетарный маневр — от 1,5% до 0%. Очень узкий, - констатирует Кущ. - Чем меньше процент, с которого начинается снижение ставок, тем меньше будет возможности оказать стимулирующее воздействие на экономику и меньше возможностей для антикризисного инструментария. Европейские центробанки уже в районе нулевых ставок, швейцарский и японский — в отрицательных значениях".

Скорость реакции на мировые проблемы у страны зависит от того, насколько она интегрирована в мировую систему. Если слабо, то отклик длинный — и это украинская история. Дни, недели и месяцы — такова скорость "переваривания" мировых сложностей для нашей страны.

"Последовательность сейчас выглядит так: резкое снижение международной торговли, миграционных потоков, возможные точечные кризисы в Китае, связанные с обслуживанием долга. В результате очень негативные прогнозы по сырьевым ценам — металл, железная руда. Для нас же самое сейчас главное — отток спекулятивного капитала. Наше правительство разучилось собирать налоги, таможенные платежи, привыкло жить за счет долговых инъекций", - говорит эксперт института Growford.

Есть недополучения — размещаем ОВГЗ. Но на фоне паники из-за коронавируса уже может не сработать.

"Самая большая для нас проблема — то, что будут меньше покупать ОВГЗ, - говорит финансовый эксперт Евгений Березовский. - Инвесторы идут на рынки более качественные и либо вообще бумаги не покупают, либо покупают американские. Украина, с их точки зрения, рискованный рынок. Мы уже это почувствовали: Минфин не мог адекватно разместиться по ОВГЗ. Можно размещать больше, но это отразится на цене. Мы хотим размещаться долго и дешево, а мы разместили только короткие бумаги. Если бы мы поставили не 10%, а 12-13%, тогда было бы существенное удорожание нашего долга. А мы весь прошлый год шли к тому, чтобы его удешевить. Это выбор для нас. Мы сможем заимствовать, но размещать короткие и дорогие бумаги. Акции нас не волнуют, рынка у нас нет. А валютный рынок, ОВГЗ — это ощущается сразу. Можно говорить о ценах на металл, но самый ощутимый удар — по облигациям. Дальше вопрос в том, как мы будем рефлексировать. Пока особенного выбора нет, все равно придется размещаться. Бюджет недовыполняется, нужно его как-то компенсировать, будут это делать за счет бумаг. Плюс предстоят выплаты. Если ситуация с коронавирусом как-то успокоится, то общая паника может закончится быстро. Но пока все не выглядит так. Если продолжится, то начнутся системные проблемы у того же Китая и в некоторых отраслях, которые не решаются за одну-две недели. Тогда все может перерасти в сложный затяжной кризис".

Куда уйдут инвесторы с украинского долгового рынка людей конечно может интересовать, но это не существенно. Важнее, что Украине нужно платить по старым долгам, а новые стоят все дороже. Покрывать недостачу так или иначе будут за счет простых граждан.

"Первый шок — это долговой, второй — сырьевой, третий — шок трудовой миграции. Время их разворачивания может быть разным, - резюмирует Алексей Кущ. - Долговой шок будет быстрым и краткосрочным, а потом мы просто окажемся в новой реальности. Миграционный будет развиваться постепенно, с ослаблением потоков. Сырьевого шока я жду к концу лета — началу осени. Сырье уже падает, но тут уже дело в том, как падение цен отразится на украинской экономике. Мы это почувствуем к концу лета. Проявление будет зависеть от стратегии правительства. Кризис будут компенсировать за счет украинцев, а олигархи и кредиторы не пострадают. Есть две разные модели. Первая — инфляционно-девальвационная: начать печатать деньги, и население заплатит через инфляцию и девальвацию нацвалюты. Вторая модель — жесткая фискально-бюджетная. То есть резкое сжатие расходных статей, замораживание всех, не только незащищенных, статей бюджета. Например, пенсии будут выплачивать, но, например, индексацию могут не провести, или заморозят повышение зарплат для бюджетников, отвяжут соцстандарты от прожитминимума. Так что население заплатит либо инфляцией и девальвацией, либо сокращением реальных доходов. Нынешнее правительство, думаю, пошло бы по второму пути - тотальной заморозки".

Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на НАШ в социальных сетях

Комментарии

фото пользователя
Для комментирования материала или зарегистрируйтесь
+ Больше комментариев
^