"Хуже, чем в 90-х годах": будут ли отключения при дефиците угля и без импорта электроэнергии?

18 ноября 15:17

"Хуже, чем в 90-х годах": будут ли отключения при дефиците угля и без импорта электроэнергии?

18 ноября 15:17

С 18 ноября Беларусь прекратила импорт электроэнергии в Украину, на складах ТЭС и ТЭЦ дефицит угля, атомные электростанции загружены до исторических максимумов. Разбираемся, как Украина оказалась на пороге энергетического кризиса, какие у него риски и варианты выхода.

Содержание

Информацию о том, что Беларусь прекращает поставки электроэнергии в Украину с 18ноября со ссылкой на Минэнерго Беларуси накануне опубликовали СМИ. Официального заявления на сайте ведомства по состоянию на утро 18 ноября не было. Зато есть данные о том, что утром 17 ноября автоматически отключился первый энергоблок БелАЭС. Журналисты поделились заявлением министерства о том, что дальше о поставках в Украину решение будут принимать с учетом технических возможностей. Кроме того, данные оператора "Укрэнерго" по состоянию на утро 18 ноября показывают, что импорта нет.

С мая по 1 ноября на импорт электроэнергии из Беларуси в Украине действовало эмбарго, но со 2 ноября в рамках аварийной помощи он возобновился. Уже через неделю в Сеть выложили письмо "Белэнерго" украинским компаниям о том, что с ноября поставок на основе заключенных раньше контрактов не будет, а новые не планируются. Но потом уточнили, что письмо было адресовано конкретным компаниям по рамочным соглашениям, а экспорта по контракту это не касается.

"На протяжении 18 дней белорусы рубильник то включали, то выключали. Поставки по контракту начались с 1 ноября, но остановились 8 ноября. Потом четыре дня их не было, затем возобновились и продолжались до 17 ноября. Теперь опять переключили рубильник. Я не знаю, с чем связана эта игра. По-моему, ее причины глубоко политические", - говорит эксперт Экономического дискуссионного клуба Олег Пендзин.

Новое сообщение выглядит мягко говоря тревожно, учитывая катастрофически низкие запасы угля на украинских ТЭС и ТЭЦ (370 тыс. тонн, против запланированных 3 млн тонн). Накануне президент Владимир Зеленский успокаивал украинцев: дефицита угля не будет, нас спасет его импорт. К нам плывут семь суден panamaх с углем. Да и страховать угольную генерацию будет атомная, и отключать электроэнергию не станут. На Ровенской и Запорожской АЭС запустили два дополнительных блока, и до конца ноября на Запорожской заработает еще один.

Все бы хорошо, но заявление гаранта далеко не все объясняет. Один контейнеровоз типа рanamax может вытянуть 80 тыс. тонн угля, и суммарно все семь могут привезти 500 тыс. тонн. Но на складах ТЭС и ТЭЦ их должно быть 3 млн тонн.

"Панамаксы идут для ДТЭК, а не для "Укрэнерго". "Укрэнерго" не проплатило ни копейки, у них просто нет денег. ДТЭК проплатил и по очень высокой цене. Но я просто хочу напомнить, что специальные обязательства для обеспечения электроэнергией населения возложены на "Укрэнерго", а не на ДТЭК. Уголь едет по 250 долларов за тонну, а это чудовищная цена", - уточняет Пендзин.

Атомная генерация, которая должна подставить плечо угольной, на пиковые нагрузки не рассчитана, она дает общий уровень потребления. Сейчас уже задействованы 13 из 15 энергоблоков АЭС, скоро задействуют 14, что абсолютный рекорд для зимы. И драматичным выглядит даже сценарий, при котором один какой-то из блоков временно остановится, если только не произойдет чего-то похуже.

Хотя даже без выпадения блоков есть скачки потребления электроэнергии – взлеты и падения. Эти перепады покрывают тепловые энергоблоки, которые работают на угле, которого критически мало, и газе. Но газ значительно дороже угля. Встанет вопрос и с объемами. В ПХГ газ есть, однако его запасы на уровне 18 млрд кубометров совсем не безграничны и нужны для прохождения отопительного сезона. Закупать дополнительный можно будет только по космическим ценам: стоимость тысячи кубов снова перевалила за 1 тыс. долл.

Алексей Кущ объясняет, что среднее потребление газа в отопительный сезон в Украине – около 200 млн кубометров. Из них около 50 млн кубов можно забрасывать в ГТС за счет собственной добычи, около 100 млн кубов поднять из хранилищ, потому что технические возможности по подъему ограничены. Уже есть вопрос с 50 млн кубов.

"Раньше были периоды, когда запасов газа в хранилищах было меньше, чем сейчас. Но тогда не было таких сверхвысоких цен на европейских газовых хабах и объем транзита был выше, чем сейчас. В 2016 г. у нас в ПХГ было 14 млрд кубов газа на начало отопительного сезона, но транзит был больше 80 млрд кубов – в два раза больше, чем сейчас. Тема транзита очень важна, потому что это возможность физически отбирать газ из трубы, закрывая его виртуальным реверсом на западных границах. Россия, судя по всему, закроет год строго с указанными объемами транзита – 40 млрд кубов. И Зеленский после своего новогоднего выступления сразу должен ехать и молиться в киевские пещеры, чтобы через территорию Украины прокачивался газ и в 2022 г. хотя бы в законтрактованных объемах", - говорит экономист.

Он объясняет, что для среднесуточной потребности в газе около 50 млн кубометров нужно отбирать из трубы и закрывать виртуальным реверсом. Без транзита давления в трубе не хватит, чтобы доставить газ с Запада, от ПХГ, на Восток. А тут еще и на газ для производства электроэнергии переходят ТЭЦ и ТЭС, и все ставки сделаны на атомную генерацию.

"Мы входим в этот сезон на исторически и критически низких запасах угля. У нас уже больше 20 энергоблоков ТЭС и ТЭЦ в общей энергосистеме не работают. Есть энергобаланс страны, и дефицит одного ресурса приводит к перерасходу другого. Если у нас дефицит угля, будет перерасход газа. И Зеленский должен молиться не только за транзит газа, но и всей стране нужно молиться, чтобы ничего не произошло с атомной энергетикой. Она будет работать в режиме технологического перенапряжения, - говорит А. Кущ. - Еще никогда мы не запускали почти все реакторы на атомных электростанциях. А эти реакторы, мягко говоря, не новые. Мы помним аварийные отключения, и есть принцип "где тонко, там и рвется". Будет очень хорошо, если все ограничится только технологическими остановками, а не чем-то более серьезным".

Потребление электроэнергии не бывает равномерным. Атомная генерация пики не покрывает. Это делают ТЭС и ТЭЦ, которые из-за дефицита угля пересаживают на газовую диету. Но покрывает пики и импорт электроэнергии от соседей. Вся украинская энергетическая система, кроме Бурштинского энергоострова, подключена к энергетической системе бывшего СССР, и это Россия, Молдова и Беларусь. У последней в ноябре и запросили аварийные поставки, которые теперь под вопросом.

Если же в периоды пиковых нагрузок, при резком росте потребления, покрытия не хватает, происходят отключения электроэнергии. Это те самые веерные отключения, которым в этом сезоне нас пугают, и о невозможности которых говорит и президент, и правительство.

"Нужно понимать абсолютно четко, что угля ДТЭК нам не хватит, и нужно будет брать импорт. Если этого не будет, то по ряду потребителей будут небольшие отключения. Есть ряд предприятий критической инфраструктуры, по которым идет бронь – их не отключают. Остальные попадают под раздачу так, как себе придумает система. Она самостоятельно отключает тех, у кого нет брони. Сейчас все еще не страшно, потому что среднесуточная температура не слишком низкая. Хуже будет при -20 на улице. Но надеюсь, что решения к тому моменту найдутся, и Беларусь нам будет давать электроэнергию", - говорит Олег Пендзин.

Но кроме как для покрытия пикового потребления, поставки электроэнергии из Беларуси могли бы понадобиться и в другом случае, при реализации самого негативного сценария.

"Есть периоды, когда каких-то энергоресурсов не хватает: угля или газа. Дефициты в прогнозном энергобалансе покрываются за счет альтернативных источников энергии. Например, в декабре столкнулись с дефицитом угля –переключились на газ, в феврале столкнулись с дефицитом газа – переключились на атомку. И если в результате атомка не выдерживает, происходит дефицит, который нельзя перекрыть: система распадается. Так что веерные отключения – еще детский лепет. Самое страшное – энергетический блэкаут, распад системы на сегменты, - объясняет Алексей Кущ. - При блэкауте вся система распадается на острова, в центре каждого из которых еще работающая какая-то станция – атомная или тепловая. Но единая система не может функционировать, потому что в ней не хватает генерации. Из блэкаута намного тяжелее выйти, чем в него войти. Нужно как с автомобилем, чтобы с толкача кто-то завел систему: подключиться к другой настолько мощной системе, чтобы она нас подтолкнула. К европейской мы подключиться не можем. Можем только к российско-белорусской, она объединенная. И вопрос в том, подключат они или нет. Беларусь сама столкнулась с дефицитом электроэнергии, она будет импортировать из России и нам ничего продавать не будут. Если подытожить, то есть риск системного блэкаута. Но, скорее всего и, если остались хоть какие-то извилины, власть этого не допустит. Ведь даже при нынешнем дефиците этого можно не допустить. Думаю, возможны отдельные эксцессы и нужно напрячься городам на востоке страны, только без паники. Ведь допустить катастрофический распад системы – это будет преступлением. Но риски этого сейчас высоки, как никогда раньше. Сейчас ситуация даже хуже, чем она была в 90-ые годы, при неплатежах и бартерах".

Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на НАШ в социальных сетях

Комментарии

фото пользователя
Для комментирования материала или зарегистрируйтесь
+ Больше комментариев
^