Инфляция пошла на взлет. Как это произошло и чем успокоить рост цен?

Инфляция пошла на взлет. Как это произошло и чем успокоить рост цен?
02 апреля 15:21

Инфляция пошла на взлет. Как это произошло и чем успокоить рост цен?

02 апреля 15:21

Эра низкой инфляции в Украине подошла к концу. После двух лет умеренного роста до 5%, она уже не держится в рамках этого заданного Нацбанком порога. В январе индекс потребительских цен составил 6,1%, февраль закончили на отметке 7,5%. И украинцам не трудно убедиться, что и март был "урожайным" на подорожание.

Мартовский обзор НБУ показывает, что главные драйверы роста инфляции – продукты питания и топливо. Подорожание продуктов там объясняют низким урожаем отдельных культур в прошлом году как в Украине, так и в мире, сокращением производства и ростом производственных расходов. Топливо растет в цене вслед за нефтью и повышением спроса.

Динамика цен на основные компоненты индекса потребительских цен

НБУ

Индексы цен на топливо

НБУ

Рекорды бьет стоимость подсолнечного масла – вдвое за год и до 60 грн за литр. И это несмотря на то, что его производство в Украине обеспечивает стране мировое лидерство по объемам экспорта. Рванули вверх цены на яйца, гречку, сахар. Медленно и уверенно дорожает хлеб – на 12% за год.

Без заморозки цен на газ, инфляция и вовсе пошла бы в разнос. Среди всех компонентов регулируемых цен он вырывался в лидеры, пока его не обуздали на отметке 6,99 грн за куб.

Как менялись регулируемые цены?

НБУ

В Национальном банке в марте отреагировали на рост инфляции традиционно – повысили учетную ставку с 6% до 6,5%. Она выросла впервые после двух лет снижения. В начале года там предупреждали, что в 2021 г. готовы повысить ее и до 7%.

"С одной стороны, мы заинтересованы, чтобы инфляция, если говорить "экономическим" языком, разогревала экономику. С другой - инфляция не должна в целом негативно влиять на благосостояние украинцев", - говорил в феврале премьер-министр Денис Шмыгаль.

Тогда он опирался на прогноз инфляции на уровне 5%. Теперь по экспертным оценкам, ждем уже 10% по итогам года. И возникают обоснованные сомнения, что это приведет к разогреву экономики, а не вывернет карманы украинцев.

Nash.Live попросил экспертов оценить главные драйверы роста инфляции и усилия НБУ по борьбе с ней. Еще до кризиса не раз звучали призывы отпустить инфляцию, поэтому мы попросили экономистов также объяснить, идет ли нынешний рост во вред или во благо?

Олег Пендзин, эксперт Экономического дискуссионного клуба:

- Инфляция – это индекс роста потребительских цен, на то, что мы покупаем, как конечные потребители. Драйвером является продуктовая корзина. Если исходим из общего набора товаров и услуг, которые используются для расчета инфляции, то, благодаря госрегулированию цен не энергоносители, там инфляция практически нулевая. Если бы группа энергоносителей работала в рыночном режиме, инфляция была бы значительно больше. Потому что продуктовая инфляция сейчас превышает 10%.

Инфляционные ожидания на этот год, в первую очередь, состоят из продуктовой инфляции. Скорее всего, она будет продолжать рост.

Первая составляющая, которая ее толкает – рост цен на мировых рынках продовольствия. Об этом еще год назад говорила FAO (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН). Там говорили, что если не брать во внимание погодные условия, которые в прошлом году были не самыми комфортными, то сам факт пандемии приводит к тому, что резко замедляется миграция сезонной рабочей силы, связанной со сбором урожая. Что приводит к сокращению объемов сбора урожая и росту цен: объем предложения ниже традиционного. Также появилась интересная особенность. Китайская экономика в прошлом году вышла на продовольственный рынок с резким и высоким спросом в целях увеличения своих запасов. В связи с этим имеем невероятный рост цен на растительные жиры, в частности, подсолнечное масло, кукурузу и пшеницу. Это те позиции, которые закупаются китайской экономикой и сейчас этот спрос не исчез – он и дальше стимулирует рост цен.

Второй, внутриукраинский аспект, который стимулирует подорожание внутри страны, – это социальные выплаты и увеличение зарплаты. Люди, которые получили 320 грн к пенсии и 1 тыс. грн к зарплате не пойдут с этими деньгами в банки. Они идут в магазины и на рынки. Но общий объем товаров не увеличился, а платежеспособный спрос увеличивается, и растут цены.

Если мы возьмем структуру затрат украинской семьи, то 50% - это продукты, 9% - алкоголь и табак, 20% - ЖКХ. На остальное остается порядка 21% - медикаменты, одежда, обувь, культура, путешествия и пр. Этих 20% не хватает ни на что, и их доля в инфляционных ожиданиях невелика. Судя по активным действиям государства на рынке энергоресурсов, там инфляции не будет. В апреле продолжили режим спецобязательств по электроэнергии (кВт/ч как был 1,68 грн, так и остался). Что касается газа, с мая выходят годовые контракты, которые мало чем будут отличаться по цене от 6,99 грн за кубометр. Может даже чуть меньше, 6,95 грн. То есть в этом году мы ждем существенного влияния от повышения цен на составляющие продуктовой корзины.

Если бы НБУ молчал, то инфляция была бы значительно больше 10%. Но он будет принимать участие в процессе и повышать учетную ставку – стоимость денег. Это приведет к увеличению стоимости кредитных ресурсов, уменьшению возможных кредитов для бизнеса и, как следствие, уменьшению спроса со стороны бизнеса на те или иные товары на рынке. Это автоматически ведет к стабилизации ценовой ситуации. Монетарным методом будут стабилизироваться инфляционные процессы.

Но у него есть обратная сторона. Если дорожает кредитный ресурс, увеличивается срок восстановления экономики. Если вы делаете работу бизнеса нерентабельной через подорожание денег, срок восстановления экономики и роста реальных доходов населения оттягивается. Поэтому, скорее всего, будет замедляться рост средней зарплаты, рост экономики. В прошлом году был -4%, в этом году говорят о 4,6%, Мировой банк рассказывает, что не больше 3%, первый квартал -2%. Плюс проблемы с вакцинацией и возможные локдауны, и это минус для роста экономики. В результате, по моим оценкам, инфляция будет порядка 10%, не больше.

Инфляцию никто не отпустил. Отпустить ее – это ставку рефинансирования НБУ засунуть где-то на уровень 3-4%, сделать кредиты по 6% не по программе правительства, а объективно. То же, что происходит у нас, происходит при зажатой инфляции. Если бы мы ее отпустили, она была бы 15-20% в год. При таких темпах – это проблема, а не драйвер экономики. В 2015 г. было 42% - это сумасшедший удар по карманам населения.

Алексей Кущ, экономист:

- Понятие инфляции, как понятие скорости, относительное. 300 км/ч для автомобиля – плохо, для самолета, который пытается взлететь – хорошо. Нужно соотноситься с целями экономики, фазой и, самое главное, природой самой инфляции. В Украине определять природу инфляции не умеют.

Есть инфляция спроса, инфляция предложения и комбинированная, более сложная. В западных странах – инфляция спроса, и она регулируется с помощью монетарных инструментов, которые применяют центральные банки. Если резко растут доходы населения, растет занятость, люди покупают больше товаров и цены растут, центральный банк повышает учетную ставку – охлаждает экономику. Если инфляция низкая, спрос недостаточный, центробанк снижает ставки вплоть до отрицательных величин, чтобы разогреть экономику.

Инфляция предложения более сложная с точки зрения ее регулирования. Она вызвана ограниченностью предложения товаров собственного производства на внутреннем рынке. В Украине растут цены на продовольствие потому, что украинцы стали больше есть? Или потому, что в Украине сложно производить продукты, создавать новые предприятия и увеличивать объем выпуска? Ответ очевиден.

То есть в Украине классическая инфляция предложения. И действия нужны противоположные тем, что применяют при инфляции спроса. Процентные ставки нужно понижать, а не повышать. Чтобы дешевые кредиты шли в реальный сектор экономики, создавались рабочие места, производства и увеличивались объемы выпуска национальных товаров.

Отличие инфляции спроса от инфляции предложения хорошо определили в развивающихся странах, которые находились под колпаком МВФ, но вовремя выскочили. В частности, Индонезия, которая шла в канве МВФ в 90-х годах. Метод регулирования инфляции там был очень простой: регулирование платежеспособного спроса. То, что мы уже ощутили на себе: просто зажать уровень доходов населения в тиски и не давать ему расти. Цены низкие за счет стабильности кладбища, когда нет денег, чтобы покупать товары. В Индонезии вовремя опомнились и перешли на новую модель развития, поняли, что это инфляция предложения. Нужно не зажимать ликвидность, а расширять, пытаться за счет роста предложения товаров национального производства сбить цены. Это успешно сделали, и инфляция там на относительно низком уровне.

Низкая инфляция – это следствие динамичного экономического развития. А нам пытаются все время доказать обратное: нужно сбить инфляцию, и нас ждет светлое будущее. С таким типом экономики как у нас такого никогда не будет. У нас сырьевая экономика, которая слишком зависит от мировых цен. Как только идет рост цен на наши товары, по методу выравнивания с экспортным паритетом, выравниваются наши внутренние цены на сырье. Чтобы не было такого сливного бачка (сколько влили, столько и вылилось), нужно увеличивать сложность экономики, повышать доходы населения. Нужно, чтобы экономика производила товары с высоким уровнем добавленной стоимости. Это будет амортизировать высокий рост цен на сырье и национальная инфляция будет ниже, чем инфляция сырьевых цен.

Почему важен и уровень доходов? Если ты тратишь 50% на продукты, повышение цен на них на 20% значит, что ты стал беднее на 10%. Если тратишь на продукты 10% своего бюджета, повышение на 20% значит, что ты станешь беднее на 2%. Отличие очевидно.

Важный момент – фискальные методы развития. В европейских странах есть многоступенчатый НДС, например, при базовой ставке 22%, на социальные товары и услуги он 5-7%, а на некоторые вообще 0%. Так происходит фискальное стимулирование снижения цен для бедных. У нас базовая ставка 20% действует на все. Более того, есть возмещение НДС экспортерам сырья и полуфабрикатов.

Мы сбрасываемся, когда платим за товары и услуги и оплачиваем косвенный налог – НДС, это аккумулируется в государственном общаке и 150 млрд грн возмещаются нескольким десяткам компаний. В результате внутренние оптовые цены, например, на подсолнечное масло, выше, чем экспортные цены на него. Получается, что, например, в Чехии масло стоит 27-28 грн, а у нас 40-45 грн. Мы, за счет возмещения НДС, обеспечиваем чехов дешевым украинским подсолнечным маслом, а на нашем внутреннем рынке продаем его дороже. Вот такая извращенная фискальная модель, которая влияет на уровень цен.

Абсурдно звучат заявления об инфляции 10%. Какая инфляция нам нужна? Если инфляция как сейчас, вызванная дефицитом предложения и зависимостью от цены на потребляемые импортные товары, то пользы для экономики не будет никакой. Она не приведет к появлению новых производств и увеличению предложения товаров. Инфляционное давление примут на себя самые бедные.

У нас, так называемая, агфляция или аграрная инфляция. Чиновники в ресторанах и при покупке коттеджей инфляцию не чувствую и затраты на продукты не ощущают. Пенсионер, которому проиндексировали пенсию на 10%, а потребительская корзина подорожала на 30%, стал беднее на 20%. Пользы от такой инфляции не будет. И бороться с ней методами инфляционного таргетирования, как это делает наш Нацбанк, бессмысленно.

Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на НАШ в социальных сетях

Комментарии

фото пользователя
Для комментирования материала или зарегистрируйтесь
+ Больше комментариев
^