"Десятилетие отчаяния". Куда коронакризис приведет мир?

15 мая 11:04

"Десятилетие отчаяния". Куда коронакризис приведет мир?

15 мая 11:04

Еще в феврале 2020 г. коронавирус был даже не "черным лебедем" надвигающегося экономического кризиса, а скорее его птенцом. Но после закрытия стран на карантин, падения рынков, даже самые оптимистичные экономисты быстро прошли все пять стадий принятия и осознали, что коронакризис наступил.

В марте, когда пришло его понимание и были первые оценки. Примеряя опыт на реалии современной экономики, аналитики использовали разные буквы латинского алфавита, чтобы прогнозировать течение кризиса. V, U, L, W – такие варианты падения и восстановления экономики (буквы по форме повторяют его кривую) рассматривали в начале весны. О последних двух говорили самые скептически настроенные. Теперь уже и худшие сценарии выглядят как вполне реальные. Сам коронакризис уже все сравнивают и с Великой рецессией (мировой кризис 2008 г.), и с Великой депрессией (мировой кризис 1929 г.)

Nash.Live собрал оценки и прогнозы ведущих мировых экономических экспертов об особенностях коронакризиса и его последствиях.

Содержание

"Кризис, который в настоящее время охватывает развивающийся мир, является беспрецедентным. С этих рынков вышло более 100 миллиардов долларов финансового капитала - в три раза больше, чем за первые два месяца мирового финансового кризиса 2008 года. Денежные переводы могут сократиться еще на 100 миллиардов долларов в этом году. Нефтяные и газовые доходы развивающихся стран могут упасть на 85%. Объем мировой торговли упадет на 32%, в три раза больше, чем в 2009 году", - констатирует Барри Айхенгрин, профессор экономики в Калифорнийском университете в Беркли и бывший старший советник по вопросам политики в Международном валютном фонде.

Падение экономики страны смогли амортизировать по-разному. Отличаются также те объемы поддержки здравоохранения и собственной экономики, которые каждая может себе позволить. Естественно, преимущество не на стороне развивающихся стран, к которым относится и Украина.

"С марта правительство США объявило о дополнительных расходах на сумму более 14% ВВП. В Японии этот показатель составляет более 21% по сравнению с почти 10% в Австралии и около 8,4% в Канаде. В Европе отсутствие соглашения о сильных совместных усилиях по стимулированию привело к более разнообразным ответам: от дополнительных расходов в пределах от 1,4% ВВП в Италии и 1,6% в Испании до 9% в Австрии, с Германией и Францией в среднем, на 4,9% и 5% соответственно…Сокращая процентные ставки, облигации и внедряя новые кредитные возможности для конкретных секторов и предприятий, Федеральный резерв США и крупные центральные банки использовали все имеющиеся в их распоряжении средства для поддержания низких затрат по займам и государственных учреждений. В отличие от этого, фискальная реакция в большинстве развивающихся стран была неутешительной, но не потому, что экономические условия, стоящие перед этими правительствами, являются менее сложными. Меры по ограничению, подрыв мировой торговли и инвестиций уже нанесли еще больший ущерб развивающимся странам, чем богатому миру… Большую часть отличий в фискальных реакциях между странами можно объяснить давним системным неравенством в мировой экономике, в котором развивающиеся страны должны брать кредиты в международно признанных резервных валютах. В результате они просто не имеют финансовой свободы, которой пользуются страны, выпускающие такие валюты… Более того, еще до начала пандемии многие развивающиеся страны уже были раздавлены огромным внешним долгом", - отмечает Джаяти Гош, профессор экономики в Университете имени Джавахарлала Неру в Нью-Дели, исполнительный секретарь Международной ассоциации экономики развития.

То есть и сама пандемия, и экономические последствия для развивающихся стран уже сейчас наиболее сокрушительные. Неравенство может только нарастать, если кризис пойдет по жестким сценариям.

Профессор формирования и роста капитала в Гарвардском университете Джеффри Френкель напоминает: еще в марте казалось правдоподобным, что кривая восстановления экономики будет V-образной. То есть падение и затем резкий рост за счет того, что люди вернутся к работе и потребители высвободят отложенный спрос. Это традиционно для восстановления после стихийных бедствий. Но эти прогнозы сейчас он называет излишне оптимистичными.

"Политики могут спроектировать U-образное восстановление (падение, затянутое пребывание на дне и постепенный рост,- ред.). При таком сценарии некоторые сегменты экономики будут вновь открыты, при этом сотрудники будут физически разделены и, по возможности, работать временно (посменно). Это будет поддерживать экономику до тех пор, пока кризис в области здравоохранения не будет под контролем, после чего все сектора могут быть перезапущены и начнется полное восстановление экономики. Этот сценарий потребует от стран обеспечить бесплатное тестирование в массовом масштабе", - объясняет Френкель.

Но такая техническая возможность, опять же, есть у стран с высоким уровнем дохода. Да и то не везде особенности управления позволяют ее внедрить. Например, в Великобритании и США, указывает профессор, это трудно реализовать.

"Если будут разработаны эффективные тесты на антитела и будет подтверждена связь между антителами и иммунитетом к COVID-19, возврат экономической активности будет тем более достижимым… Конечно, лекарство или вакцина вообще могут изменить игру. Но даже в лучшем случае тестирование и одобрение любого прорыва может занять полтора года", - говорит Френкель.

Долгий срок восстановления экономической активности и заставляют сравнивать нынешний кризис с Великой депрессией. Сейчас, как и тогда, рецессия может растянутся на годы.

"Но есть еще более разрушительный сценарий: длительное восстановление в форме буквы W (падение, рост, а затем снова падение, - ред.), вызванное неспособностью политических лидеров учесть уроки истории... Первая ошибка, к которой многие лидеры, начиная с президента США Дональда Трампа, уже проявили опасную склонность, - это преждевременно объявить "победу" над вирусом, отказаться от вмешательства общественного здравоохранения и допустить вторую волну заражения… Политические лидеры могут также отказаться от экономического стимулирования слишком рано - вторая ошибка, которая может привести к W-образному спаду", - считает Френкель.

Одним из самых пессимистичных аналитиков является Dr.Doom – профессор Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини, который предсказал кризис 2008 года. Он пророчит мировой экономике "десятилетие отчаяния". И перечисляет десять факторов, которые проявились еще до коронакризиса и теперь несут угрозу идеального шторма:

Колоссальные долги, которые правительства сейчас вынуждены наращивать. Но из-за коронакризиса и потери доходов растет долг частных домохозяйств и компаний. То есть риски дефолтов и банкротств сформировались уже на всех уровнях.

Старение населения в развитых странах. Пандемия показала, что доступ к здравоохранению не роскошь, а необходимость. В странах со стареющим населением это будет увеличивать расходы, а значит и долги.

Риск дефляции. Нынешний кризис провоцирует переизбыток товаров и рабочей силы. Излишек – это падение цен. Следом будут дешеветь и долг и растут риски неплатежеспособности.

Снижение стоимости валют. Центробанки будут вынуждены применять нетрадиционные монетарные методы для борьбы с дефляцией, а правительства будут вынуждены монетизировать бюджетный дефицит.

Переформатирование рынка труда. Развитые страны попробуют перенести свои производства из регионов с низкими издержками в регионы с издержками высокими. Но это не обеспечит людей рабочими местами, а будет способствовать автоматизации производства. То есть зарплаты не вырастут, а вот популизм, национализм и ксенофобия – да.

Недовольство демократией, которое будут подогревать популисты на фоне слабой экономики, растущей безработицы и неравенства. Желание обвинить во всем иностранцев уже есть. Дальше будут предложения ограничивать миграцию и внешнюю торговлю;

Противостояние США и Китая. Администрация американского президента уже ищет виновных в пандемии в Китае. В Китае все активнее будут заявлять об американском заговоре, направленном против подъема Поднебесной.

Начало новой холодной войны. Противовесом США будет уже не только Китай, но также Россия, Иран, Северная Корея.

Необратимость экологических изменений и регулярность эпидемий. Это тенденция последних лет, напоминает Рубини - ВИЧ с 1980-х годов, SARS в 2003 г., грипп H1N1 в 2009 г., MERS в 2011 г.м и Эбола в 2014-2016 гг.

Деглобализация. "После пандемии мир будет характеризоваться ужесточением ограничений на передвижение товаров, услуг, капитала, труда, технологий, данных и информации. Это уже происходит в таких секторах, как фармацевтика, производство медицинских материалов и оборудования, а также продовольствия: в ответ на кризис правительства ограничивают экспорт продукции этих отраслей и принимают другие протекционистские меры", - констатирует Рубини.

Вывод Dr.Doom: если экономика в этом году будет восстанавливаться слабо и кривая будет напоминать U, все десять рисков в течение десяти лет, то есть до 2030 года, поведут мировую экономику по L-образной кривой (падение и длительная депрессия).

Переживая внутренние проблемы, мы часто не обращаем внимания на кризисные последствия, которые уже появляются. Через финансовые и экономические проблемы они уже приходят в геополитику.

В апреле Федеральный конституционный суд Германии вынес постановление, согласно которому покупка Европейским центральным банком государственных облигаций стран еврозоны противоречит конституции ФРГ. То есть решения европейских институтов признаны не обязательными к исполнению.

"Постановление представляет угрозу, которая может разрушить Европейский Союз как институт, основанный на верховенстве закона, именно потому, что оно было вынесено конституционным судом Германии, который является наиболее уважаемым институтом в Германии", - заявил финансист Джордж Сорос.

Коронавирус, пандемия и карантин после удара по мировым цепочкам поставок заставляют страны задуматься о своих интересах в ущерб наднациональным. Решение Конституционного суда Германии – одно из подтверждений: теперь каждый за себя. Будущее глобализации выглядит блекло. Хотя, считают некоторые эксперты, протекционизм после коронавируса далеко не самый перспективный путь.

"В действительности, внутренние цепочки поставок более устойчивы только в крайне маловероятных сценариях, когда все другие страны одновременно подвергаются негативному шоку. Если вы единственный, кто не пострадал от глобального кризиса, это, очевидно, помогает разместить производство у себя дома. В случае же пандемии страдают все страны, но вспышки, как правило, достигают пика в разное время… В конечном счете, то, как мы управляем рисками и создаем устойчивость, не является вопросом "глобального" по сравнению с "внутренним". Диверсификация - географическая или иная - является каноническим принципом управления рисками", - считает Пенелопи Куяну-Голдберг, профессор Йельского университета, шеф-экономист Всемирного банка.

Президент Совета по международным отношениям Ричард Хаас объясняет, что глобализация была предопределена как развитием технологий, так и политикой, которая открыла рынки. Но теперь многие ее рассматривают исключительно как риск: то, что является экспортом для одной страны, является импортом для другой. Со всеми сопутствующими негативами: вытеснением отечественного производства и безработицей. Но у деглобализации тоже немало неприятных "спецэффектов".

"Блокирование импорта может вызвать инфляцию, ограничить потребительский выбор, замедлить темпы инноваций и привести к тому, что другие ответят собственными ограничениями на импорт. Блокирующие идеи могут подавить творческий потенциал и помешать исправлению ошибок в политике. А блокирование людей на границе может отнять у общества талантливых и нужных работников... – констатирует Ричард Хаас. - Деглобализация также обречена на провал в определенных областях политики. Границы не являются барьерами для изменения климата. Закрытие их не защищает страну от риска заболевания, поскольку граждане могут легко вернуться домой с инфекцией. Суверенитет не гарантирует ни безопасность, ни процветание".

Тем не менее, как считает аналитик, бывший глава Совета глобального развития в администрации Барака Обамы Моххамед Эль-Эриан, именно потому, что кризис вызовет шок в развитых странах (на уровне домохозяйств, компаний, правительств), призывы сохранить глобализацию в ее нынешнем виде нереализуемы. Слишком по многим ударит нынешний кризис.

"Большинство стран и практически все сегменты их экономик (компании, правительства и домашние хозяйства) выйдут из кризиса с более высоким уровнем долга. В отсутствие серьезной реструктуризации задолженности, развивающиеся страны обнаружат, что их способность обслуживать этот долг ограничена высоким уровнем безработицы, потерянным доходом, более медленной экономической активностью и, возможно, менее динамичным потреблением", - говорит Эль-Эриан.

Он советует сторонникам глобализации сейчас сосредоточиться на том, чтобы минимизировать последствия развала цепочек и заложить основу для более устойчивой глобализации в дальнейшем. А по какой кривой пойдет ее восстановление, пока что предсказывать рано. Кризис, который провоцируют деглобализацию, только начинается.

Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на НАШ в социальных сетях

Комментарии

фото пользователя
Для комментирования материала или зарегистрируйтесь
+ Больше комментариев

Новости партнеров

Загрузка...
^