Олена Лукаш: влада Зеленського застосовує силу проти протестантів, але зі свічками ридає у скорботі по "Небесній сотні"

08 сiчня 13:10

Олена Лукаш: влада Зеленського застосовує силу проти протестантів, але зі свічками ридає у скорботі по "Небесній сотні"

08 сiчня 13:10
  • У чому головна проблема розслідування вбивств на Майдані?
  • Хто такі так звані "соросята" і чому це проблема для України?
  • Чому аграрії "хитають" команду Зеленського?
  • Як працювалось в уряді за президентства Януковича?

Про це та багато іншого екс-міністр юстиції Олена Лукаш розповіла в інтерв'ю Максу Назарову в програмі "МАКСИМУМ" на телеканалі НАШ.



 

- Я вас хотел спросить как экс-министра юстиции, как человека, который в совершенстве знает украинский закон. Скажите, пожалуйста, в земельных вопросах, правовых вопросах в Украине правовая какофония? Или у нас все-таки урегулировано законодательство, есть земельный кодекс и другие какие-то законы, которые позволяют регулировать и проводить эту реформу? Что происходит? 

- Я с тревогой оцениваю, на самом деле, то, что происходит, потому что мы приближаемся к 1 января. А 1 января, если ничего не изменится на сегодня, прекратит действовать мораторий на продажу сельскохозяйственной земли. Многие годы, ежегодно этот мораторий продлялся изменениями в земельный кодекс. И, если на сегодня не будет принят какой-либо закон, или продление моратория, или регулирующий земельные отношения, тогда мораторий просто исчезает из действующего земельного кодекса, и правовые отношения в области реализации земли сельскохозяйственного товарного производства и паев переходят в какую-то дикую мало урегулированную фазу ненормального совершенно схематоза. Поэтому мы сейчас перед двумя проблемами. Первое, у нас нет вменяемого законопроекта, регулирующего земельные правоотношения, Слуги так и не сподобились его написать. И второе, его нет, и значит, существуют риски, что самостоятельно это произойдет. И, возможно, они, понимая это, даже и не очень сожалеют, что не будет земельный закон проголосован. Потому что для многих людей, собирающихся на земле, чем хуже, тем лучше. И единственно вменяемым выходом из этой ситуации было бы сейчас продлить мораторий на какое-то время. И честно, совместно со специалистами, выработать единый подход к рынку земли. Это было бы правильно. Сейчас такого подхода нет. Поэтому одни люди искренне переживают. Муж моей любимой подруги - агроном. Человек тишайший, связанный с землей, работающий круглосуточно, дважды уже ходил под Парламент. Я, когда об этом узнала, я была настолько шокирована. А другие, это Нацкорпус, это шататели. Шатают, пользуясь политическими проблемами Зеленского. Шатают Зеленского и его команду. Их интересы объединились в данном случае, но это не принципиально важно. Принципиально важно то, что национальное богатство, земля, находится в руках людей, не связывающих свою жизнь с этой землей. Для которых это всего лишь ликвидный актив, а не Родина-мать. А мы неликвидный актив. 

- До начала нашего интервью, у нас было прямое включение с главой фракции Слуга народа, Давидом Арахамией. Я ему задал прямой вопрос - вот, есть такая правовая коллизия, неразбериха. Вот, заканчивается 31 декабря мораторий на продажу земли, который в прошлом году продлевали. Что делать? Он говорит - это манипуляция, 20 лет продлевали мораторий, хотя этого не нужно было делать. Это простой популизм всех тех, кто продлевал и на этом строил себе электоральный замок. Я спросил - почему? Он говорит - все просто. Потому что в законе указано, вот в этом, конкретно, что правовые отношения в вопросах земли наступают только тогда, не когда мораторий заканчивается, а когда вступает в силу закон о рынке земли. Поэтому аграриям и другим не стоит беспокоиться. Мы это предусмотрели, даже, если не продлим мораторий.

- Чем предусмотрели?

- Ну, это в законе уже есть.

- А, это он так трактует действующее законодательство, беря на себя тем самым все риски. Неработающей судебной системы. Незаполненных до конца реестров и кадастров. Растущей преступности и возможности злоупотребления на этом рынке. Он такой спокойный, свободный человек. Я иногда его слушаю, думаю, да, слабоумие и отвага у человека. Он легко относится к последнему активу Украины, действительно.

- У Вакарчука то же самое говорят, что ничего страшного, если мораторий не продлят. 

- Ну, смотрите. Это интересы лиц, исповедующих идеологию иностранных агентов. Мы должны слушать их максимально критически. Для них предельно выгодна мутная вода, в которой собираются ловить рыбу люди, которые являются выгодополучателями рынка земли. Что нам сейчас предлагают? Исходя из того, что уже внес наш Кабмин, основные две цели это продажа огромного объема, невероятная концентрация земли, да, до 200 тысяч гектар в одни руки. И второе, возможность покупки иностранцами. То есть, по сути, убивается село, убивается украинский производитель, убивается будущее. Но кое-кому это, действительно, будет выгодно. И поэтому, когда этот кое-кто. А что такое вообще "Голос"? У нас нет такой партии. "Голос" это голос Сороса. Это люди, которые даже не сподобились найти себе юридический адрес, и находятся, физически размещаются, в офисе Dragon Capital. Предприятия, которое является портфельным инвестором фонда Сороса. Это официальная совершенно информация. Где каждый второй соросеныш. И, когда соросятник и порохоботник объединяют свои усилия с целью личного обогащения, мы не должны верить им на слово. 

- Дело в том, что вот снова возвращаясь к разговору буквально 10-минутной давности с Давидом Арахамия, мы спросили, вот, действительно, ключевой вопрос, и люди спрашивали. Кстати, у нас был даже спор здесь, настоящий скандал с представителями экономического блока. В чем вопрос. Вот 200 тысяч гектар земли, про которую идет речь.

- Два с половиной Киева, почти 6 Харьковов или 376 Трускавцов, чтоб вы понимали площадь, да, которую они собираются.

- Так Давид Арахамия успокоил, говорит, что нет, уже не 200 тысяч.

- А 20. Давайте про 20 тысяч гектар. Кто-то себе представляет, что это такое? Площадь Одессы 16 240 гектар. Площадь Херсона 13 570 гектар. А Сумы это меньше 10 000 гектар, 9 350. Вот, собственно, да. Ну, чтобы понимали объемы приблизительно, с чем сравнивать. А действительно.

- Сколько у нас, 40 миллионов, да, гектар у нас земли.

- Больше.

- Даже больше. Он говорит, в процентном соотношении это, говорит, полная чушь. Даже 20 и 10, которые озвучил Президент. И вот, вы знаете, не знаешь, кому верить. Потому что европейские страны, если они практикуют такой рынок земли, то там вот 1000 гектар, то есть, ограничения для физлиц.

- Да, конечно.

- Так, а почему у нас так нельзя сделать?

- А верить нужно специалистам, а не Арахамиям, Юзикам и всем остальным. Верить нужно специалистам, а специалисты говорят, что, если открыть рынок по формуле резидента США Милованова, который главным своим месседжем, который принес в Украину, был месседж, что его Украина, в принципе, никогда не интересовала, а его интересовала сальса и парусный спорт. Так вот, если прямо посмотреть на их интерес, то их интерес это запуск сюда крупных транснациональных корпораций, с огромной техникой, не нуждающихся в украинских работниках, не нуждающихся в украинских селах и не нуждающихся в украинских фермерах. Которые никогда не смогут конкурировать с предприятиями, у которых только одна единица техники стоит более миллиона долларов. Хорошо работает и исключает возможность украинцев жить и зарабатывать на своей земле. Это первое. Второе. Я недавно увидела проект-поручение Кабинета министров о том, что будет ликвидироваться порядок надзора за севооборотом. Простыми словами это означает, этот порядок севооборота хотя бы пытался гарантировать, что землю не убьют подсолнечником, регулярно засаживая им. Землю не убьют рапсом. Хотя это выгодно. Выгодно продавать эту культуру, она хорошо продается. А будет земля отдыхать и восстанавливаться. Так вот, когда убирают эти нормы, которые защищали эту землю, то я приблизительно представляю, какой дикий рынок они собираются нам подарить. И я вот простой вопрос задаю - один, назовите один интерес украинца в этом рынке. Один. Вот, обычный человек. Вот, один. Все. В ответ - тишина. Глухая тишина. Смотрите, их задача - деконструкция государства. Они к этому идут. Через уменьшение прав граждан. Через уменьшение социальных гарантий граждан. И через лишение граждан собственности. А земля, недра являются собственностью наших граждан. И они, собственно, это не скрывают. И можно пребывать в заблуждении. Можно считать, что это ошибка. Или даже можно верить. Но это заблуждение будет нам очень дорого стоить.

- Вы оправдываете протесты, которые мы увидели в прямом эфире, с избиением Нацгвардейцев, полицейских. Если честно, сложно разобраться, кто там кидал булыжники. Или это действительно представители Нацкорпуса или простые аграрии, которые тоже, скажем так, пытались там что-то, палатку поставить. Вы оправдываете такие протесты? Их можно назвать мирными, если, действительно, эти люди выходят против демонтажа страны, как Вы говорите? 

- Я считаю, что  Конституцией гарантировано право на мирный протест. И согласна я с ним или нет, я считаю, что оно действительно должно существовать, защищаться государством. Когда протест перестает быть мирным, должны вступать нормы, которые регулируют действия полиции и т. д. Которые запрещают перекрывать пути. Которые запрещают захватывать здания, сооружения, причинять кому-то вред и боль. Но вопрос же не в этом. Смотрите, как красиво получается. Власть Зеленского применила силу против протестующих. При этом они стоят со свечками в дни Майдана. При этом они осуждают Беркут, который применял силу также, против экстремистски настроенных протестующих. Они не просто показывают двойные стандарты, они месяц назад встречаются с якобы избитыми, якобы студентами, якобы Беркутом. Берут у них кусок памятника Ленину, с которым зачем-то ходят эти странные люди. Снимают видео, фото и показывают, как они сильно, очень сильно, любят этих студентов. А потом применяют силу против других людей. Так тут надо или трусы надеть, или крестик снять. Тут надо определиться. Тут должен быть очень равный подход. Я думаю, он должен быть простой, выписанный в законодательстве. Право на мирный протест охраняется государством. Нарушение такого права регулируется принудительной силой государства. И закон должен быть равный для всех. Потому что они попали в свою собственную западню. А почему же они не подошли тогда к этим аграриям с камнями, не мирным, и не спросили - у вас нет случайно лишнего куска памятника Ленину? Или Ватутину? Возможно, вы хотите фотосессию с нами? Это проституирование. И вот этот двойной подход обязательно их догонит. Потому что нельзя ложью далеко уйти и вернуться. 

- Елена, по поводу этих протестов, которые, кстати, наблюдали не только в Украине, вот уже вся Европа написала об этом, и Россия. Возникает вопрос, ну, вот если, хотел сказать Беркут, Нацполиция, Нацгвардия применяла силу против агрессивно настроенных протестующих, задержали около 30 человек. Ровно через полчаса их отпустили по требованию Нацкорпуса. Вас это удивляет? И вообще, можно ли в таком случае поверить в объективность этой картинки, которую мы видели? Может, это шоу? 

- Нет, меня это не удивляет, потому что я хочу сказать, по моему глубокому убеждению, власть лежит на земле. У нас сейчас никто не управляет ничем. Все это иллюзия. То, что вы видите по телевизору, это иллюзия. Потому  что у нас Генеральный прокурор "соросеныш", Рябошапко, центр жизненных интересов которого во Франции. И запомнился нам тем, что никто не сидит, весны нет и не будет, да. Зато он ручкается (обменивается рукопожатиями [ред]) с убийцей Стерненко. У нас МВД возглавляет бизнесмен. С сомнительной репутацией и очень сильно далекий от новых лиц. У нас НАБУ, главный антикоррупционный орган, возглавляет лицо, чьи действия признаны коррупционными судом, и который внесен в реестр коррупционеров. У нас  то же самое и с антикоррупционной прокуратурой, и с судами. И все, кто сейчас хорошо себя чувствуют, это криминалитет из Миноборонпром. Вот что сейчас происходит.

- Заметьте, это все люди предыдущей власти. И Рябошапко, в том числе.

- Давайте, наверное, поздравим этих людей с Днем адвоката. Потому что я считаю, что Рябошапко, Касько, Чумак, Сытник и другие представители правоохранительной системы, стали идеальными адвокатами для всего Свиноборонпрома, для всего преступного мира, для всех мародеров, которые издевались над нами последние 5 лет. Которых мы снесли в едином порыве трижды, голосуя, дважды за Зеленского, один раз за Слуг народа. И оказалось, мы голосовали за тех, кто законсервирует это, и станет лучшими адвокатами для них. Поэтому искренне, вы молодцы, снимаю шляпу. Так защитить незащищаемое могли только вы. А людей жалко. 

- Скажите, пожалуйста, в том состоянии, какое бы оно ни было, в котором мы наблюдаем реформу правоохранительной системы Украины, от Генерального прокурора до Министра внутренних дел, от обычного рядового полицейского, сможет ли вот эта реформа, вот эта система правоохранительная, защитить обычного фермера, простейшего?  Вот, в моей Николаевской области селянина, который просто в селе выходит, и хочет защитить свой пай? А к нему приезжают на большой машине черной, обязательно автомат вытаскивают и говорят - или ты, значит, продаешь нам за 500 долларов за гектар, или прощайся с жизнью. Вот, как здесь должны работать правоохранители? Я объясню сейчас, почему спрашиваю. Потому что Слуга народа вчера в нашем эфире говорит - Максим, есть выход - громадські організації, які будуть контролювати всю цю історію.

- Активисты - патриоты там должны быть обязательно.

- Ну, вот я не знаю. Ну, мы привыкли к активистам - патриотам. Вот, Вы объясните, как это должно быть и способна ли Украина сейчас, в 2020-м году, защитить простых обычных людей, со своим паем?

- Значит,  смотрите, одним из ужасов предложенного законопроекта, является то, что цена будет формироваться не по установленным в законе критериям, а каким-то образом Кабмином. Мы знаем, что первым решением Кабмина а самокатов, да, вот этих, принял решение о закрытых заседаниях Кабмина. То есть, никто не знает, что там делается у них под сукном, под их. Поэтому, каким образом они сформируют минимальную цену и подход к ней, мы не знаем. Я считаю, что главное, чтобы украинец не потерял свой финансовый интерес, установить критерий, и вплоть до того, что на первое время и цену, но здесь надо говорить больше с экспертами, я все-таки не экономист, прямо в законе. Чтобы, даже, если происходит то, на что государство не может никак отреагировать, цена не могла быть ниже супер выгодной. Супер выгодной. А такой цены не будет. Потому что, в принципе, задумана зачистка украинцев от собственной земли, зачистка. Поэтому в законе нет ни одного критерия, ни одного подхода к оценке стоимости. Поэтому такие ситуации происходили, происходят и будут происходить очень часто. Если то, что они называют рынком земли, будет запущено. 

- Если остаться оптимистами, все-таки, и поговорить.

- Невозможно здесь остаться оптимистами.

- Я вот вообще глобально о процессе рынка земли. Но это ж произойдет. Мы же понимаем, что Зеленский и Слуги народа уже запустили этот процесс. Маятник уже пошел вот в эту сторону, и вернется он обратно или зависнет где-то, это другой вопрос.  Вопрос, что процесс запущен. И вот, когда он все-таки будет реализован, в следующем году или, там, через 5 лет, хочется узнать, а какие экономические блага получит Украина от этого?

- Не знаю. Не знаю. Я вчера задалась вопросом, из чего Зеленский исходит, думая, что рынок земли почему-то наполнит украинский бюджет. Ведь за все время работы его Правительства упали все абсолютно поступления в бюджет. У нас дыра в десятки миллиардов. И на днях лично Премьер выдал распоряжение прекратить все бюджетные выплаты, кроме защищенных статей бюджета. Это зарплаты, пенсии и т. д. То есть, у нас фактически происходит секвестр бюджета, они доработались до ручки. Это конец. Это конец. И вот я просто думаю, на месте Президента, человека без опыта, без образования, просто по-человечески сядь и подумай - вот, ты назначил этих людей. Все твои кадровые назначения провалили все. Назовите мне хоть один успех. У Генерального прокурора. У Главы Парламента. У кого-то еще. Назовите. У Кабмина я вообще молчу. Назовите мне хоть один успех. И, если они провалили абсолютно все, с чего ты исходишь, что вот с рынком у них как раз получится. Вот, со всем абсолютно не получилось, а на рынке подфартит! Какие тебе слайды показали? Ты действительно веришь в этих спайдерменов? А ведь он окружил себя кем? Это "соросятня" и "порохоботня". Люди, с которыми я лично работала. Это же не мои фантазии. Люди, которые приходят, открывают большие таблицы, планшеты, экраны, и начинают их листать. Там все стрелки вверх. Все растет, увеличивается. Надой. Коровы. Счастье. Бюджет. Таможня. Что происходит на таможне? Мне вот эти рассказы - пустая казна, они у меня вызывают просто здоровую злость. С Нафтогаза начните. С таможни начните. С аудита обещанного начните. А потом рассказывайте, что мы все умрем с голоду, если у нас не отберут нашу землю. 

- Я финальный вопрос по земле задам. Не могу обойти эту историю. Вот Вы, кстати, вспомнили про предыдущих лидеров фракций, партий, которые 20 лет, по сути, с 2000-го года продлевают мораторий. Вроде бы какие-то законопроекты вносили, что-то там в Раде регистрировали, но ничего не делали. В 2008-м году, когда Юлия Тимошенко была Премьер министром, она разработала законопроект, подала в Раду. В законопроекте не говорилось о землях сельхозназначения. Там вот вся земля, кроме сельхоз. Она предложила, говорит - Парламент, дорогая Верховная Рада, пожалуйста, у вас есть возможность в следующем году разработать это законодательство и ввести рынок. Но я вам предлагаю сейчас все-таки продлить мораторий. Верховная Рада в 2008-м году это сделала, в конце года, перед новым годом. Но ничего не произошло, кроме моратория. Это была команда Партии регионов и вообще, всех тех, кто был в коалиции. Тогда это было, ну, скажем так, по-другому, наверное, нежели сейчас. Я в плане реализации власти. Но все равно не удалось. Почему? Почему команде Партии регионов, команде Азарова не удалось осуществить то, что пытаются сейчас сделать Слуги народа? 

- Потому что спешка хороша только при ловле блох. А спешка в таком вопросе, как рынок земли, абсолютно недопустима. Каждый Премьер понимал, что рынок земли нужно внедрять. Но для него нужны условия. Еще раз, большие финансовые сконцентрированные ресурсы. Для того, чтобы гражданину помочь, риски предотвратить, или кредитовать гражданина. Банк должен был быть финансовый. Это раз. Реестры и кадастры должны быть созданы, а не чтобы палочками отмеряли межу, как в известных украинских романах. Люди должны быть к этому готовы. Невозможно принудительно это делать. Правоохранительная, судебная система. Должна быть полная готовность для открытия этого рынка. Это не так просто. 

- Как вам было при президентстве Януковича и как тогда, по вашему, было на Майдане.

- Смотрите, я исхожу из аксиомы, что при Януковиче все было плохо. Даже ужасно. Потому что я устала рассказывать, оправдываться. И я, когда мне что-то вот такое говорят - как у вас было? Говорю - очень плохо. Тогда расскажите мне, что сейчас. И начнем нас сравнивать, как раз тот момент, когда уровень роста экономики, социальной сферы, промышленности дойдет до уровня роста Януковича. Вот когда мы сойдемся в этих позициях, в этой точке роста, тогда мы обсудим що воно там було і як? А пока вы там снизу пробивайте дно чуть-чуть по чуть-чуть, и только мечтайте о подобных успехах, и подобных праздниках, и подобной жизни. Я хочу, если без шуток, сказать, что я работала в не идеальной команде. И сама я далека от идеала. Но это была работающая, понятная, мирная, может быть, не самая успешная, но стремящаяся к этому моя любимая Родина. А сейчас мне задают вопросы вот эти люди, которые не могут сформулировать свою мысль, вообще не могут. От слова совсем. И мне очень жаль. Это вот результат того, за что стояли на Майдане. Потому что я считаю, что все события с 14-го года находятся в прямой причинно-следственной связи с неконституционным захватом государственной власти вот таким и другими выгодополучателями Майдана.

- Вашу позицию мы услышали по этому вопросу и слышали, кстати, ее несколько раз, неоднократно, всегда.

- Да, это моя позиция. Я не отступлю от нее, как бы мне не было тяжело, как бы я за нее не получала. А получаю уже от второго Президента и шестого Генпрокурора. Я считаю, что я в данном случае имею право на свою правду.

Назаров: - С вашего позволения, с нами сейчас на прямой связи экс начальник Управления спецрасследований Генеральной прокуратуры Сергей Горбатюк. Сергей, здравствуйте!

Горбатюк: - Доброго вечора! 

Назаров: - Как Вам уже известно, у нас в студии Елена Лукаш, юрист экс министр юстиции Украины. Если у Вас будут вопросы, я как понимаю, если у Елены Лукаш будут вопросы или реплики, мы наладим диалог. Пока же я хотел бы к вам с вопросом, почему эта история снова, наверное, всегда интересна для наших зрителей. Мы видим продолжающиеся допросы и Елены Лукаш, и дела беркутовцев, экс  беркутовцев, да. И дела тех мирных протестующих Майдана, которых защищает госпожа Закревская, которая вот голодала совершенно недавно. И вот это актуально. Поэтому мы Вас вызвонили, и я хочу у Вас спросить с самого начала - скажите, пожалуйста, а Вы с самого начала, сразу же с момента революции занимались делами Майдана? То есть, скажем так, Вы взяли старт, правильно? 

Горбатюк: - Так, з 23-го лютого, коли звільнилось керівництво в генеральній прокуратурі, мене було спочатку включено в склад групи слідчих, я займався розслідуваннями в складі групи слідчих. А з грудня 2014-го як начальник Управління спецрозслідувань, яке безпосередньо займалося справами,  проплаченими під час Майдану та корупційними злочинами високопосадовців.

Назаров: - То есть, до Вас кто-то возглавлял эту всю историю расследований?

Горбатюк: - Так.

Назаров: - А Вы вот в курсе, почему в 14-м году, в декабре, скажем так, поменяли начальника и Вас назначили. Потому что это очень важно по дальнейшим вопросам.

Горбатюк: - Ну, до того було не системне, враховуючи велику кількість злочинів, які вчинялися, фактично було розслідування вбивств окремо, побиття окремо, розслідування вбивств правоохоронців окремо. Відповідно, тисячі злочинів, була неналежна організація. Тобто, був старший групи по вбивствам, по розслідуванню вбивств протестувальників. А постала нагальна потреба скоординувати цю роботу, організувати і тоді була керівництвом внесена пропозиція про створення окремого підрозділу, який би акумулював ці всі справи. І, відповідно, налагоджена була системна робота.

Назаров: - Именно для этого Вас назначили, то есть, потому что ранее это было не эффективно, насколько я понимаю.

Горбатюк: - Так, тому.

Назаров: - Мы зафиксировали. Я вот хотел еще спросить, в 2016-м году, по нашей информации, из уже вашего ведомства, написали рапорт 10 - 12 следователей, да, которые занимались делами Майдана. И покинули они ведомство по причине того, что на них осуществлялось давление из-за их расследования дел судей Майдана, которые выносили решения по поводу активистов. Скажите, пожалуйста, правда, что было давление, в первую очередь политическое, на этих следователей? Кстати, по моей информации, высокопрофессиональных.  

Горбатюк: - Я перший раз чую про таку інформацію, що 12 слідчих саме через їх позицію були там звільнені. Тому що було в 2016-му році в листопаді місяці Генеральний прокурор Луценко скоротив наше управління на 40 слідчих і 20 прокурорів. Виключно адміністративне рішення, яке не пов’язане з будь-чиєю позицією. Це перше. Друге. Якщо дійсно хтось вважав, що на нього там здійснюється тиск то відповідно він мав з цього приводу реагувати, тобто, писати звернення, скарги, заяви, заяви про злочин. І я про таке не чув і не бачив жодних таких звернень. А з точки зору саме організації роботи в нашому там управлінні, департаменті, то якраз в першу чергу забезпечувалась незалежність слідчих і прокурорів, і я особисто постійно її відстоював перед керівництвом Генеральної прокуратури, щоб не було ніякого втручання, незаконного втручання в роботу слідчих і прокурорів.

Назаров: - Да, услышал. Еще один вопрос. Сегодня экс беркутовца Александра Маринченко отпустили из СИЗО под круглосуточный домашний арест. Прокомментируйте, пожалуйста.

Горбатюк: - Щоб коментувати, треба бачити рішення суду і мотивацію, якою він обгрунтував прийняття цього рішення. Загалом, це вже друге звільнення особи, зміна запобіжного заходу. Тобто, вже декілька місяців стосовно іншого підозрюваного була зміна. На цей раз, як на мене, впродовж чотирьох років обґрунтовували необхідність тримання їх під вартою. І на сьогоднішній день я просто не дачу, що змінилося в судовому розгляді, що ставало би підставою. Але повторюсь, оцінювати рішення суду можна, висловлювати власну думку можна лише тоді, коли ознайомлений з текстом рішення.

Назаров: - Елена Лукаш с репликой к вам, с вопросом. 

Лукаш: - С вопросами, с вопросами. Вы же не откажете мне, Сергей Викторович. 

Горбатюк: - Та ні, звичайно, відповім.

Лукаш: - Спасибо большое. Скажите, пожалуйста, во вверенном Вам Департаменте расследовалось уголовное дело с последними цифрами 55, связанное с убийствами правоохранителей. Вам и следователям было доподлинно известно о том, что существовали лица и группы лиц, убивавшие на Майдане своих соотечественников. Находившиеся в Консерватории, в отеле Украина, офизиченные, задокументированные и осуществившие, в принципе, дали признательные показания. Я назову только часть фамилий - Юзкевич, Гаджиев, Бубенчик, Парасюк, Липовой, и остальные 30 человек этой группы. Скажите, пожалуйста, а как так случилось, что вы, ваш Департамент, получив прямые признательные показания людей, которые убивали, результаты экспертиз, которые подтверждали убийства и тяжкие огнестрельные ранения, как получилось, что убийцы - стрелки Майдана до сих пор на свободе, а украинские граждане до сих пор не знают этой информации? 

Горбатюк: - Розслідування відбувалося як вбивств протестувальників, так і вбивств правоохоронців. І для того, щоб ці розслідування відбувалися спільно, і що розслідування відкинуто, то після створення Управління провадження щодо вбивств правоохоронців було витребувано з міліції, де воно до того розслідували. Після того забезпечувалось розслідування цих злочинів. І відповідно, за результатами як протестувальників, так і правоохоронців, на підставі зібраних доказів, приймаються процесуальні рішення про повідомлення про підозру. Водночас, щоби було більш зрозуміло, і Ви самі отримали відповіді на ваше питання, Ви скажіть, звідки Ви отримали прізвища, які Ви назвали?

Лукаш: - Я не просто получила эти фамилии, я получила и другую информацию из этого дела. И, более того, ее получили миллионы граждан, благодаря Анатолию Шарию, телевидению, журналистам. И у меня простой вопрос. Еще раз - Вы и ваш департамент получаете признательные показания Липового, где он говорит, что я взял Сайгу и решил убивать милиционеров. Вы берете показания, получаете признательные других людей. Почему эти люди на свободе? Объясните мне, что Вами было сделано для того, чтоб задержать этих людей и привлечь к ответственности за запланированное убийство? 

Горбатюк: - Перше, тобто, Ви користуєтесь даними якраз розслідування, які, знову ж, недоброчесний прокурор Ніколаєв

Лукаш: - Убийцы почему на свободе? Горбатюк, убийцы своих соотечественников, массовые убийцы. Более 50 стрелков только в рамках этого дела были офизичены. Убийцы почему на свободе? Люди почему до сих пор верят, что Беркут всех убивал? Беркут до сих пор почему в тюрьме? Простой вопрос - почему Вы, как начальник, сделали ничего для того, чтоб задержать тех, кто сами спокойно признаются в убийствах, и чьи показания подтверждаются баллистическими экспертизами?

Горбатюк: - Ви прекрасно знаєте, що, як мінімум, двом особам повідомлено про підозру. Але, якби ви дійсно вважали, що розслідування здійснюється

Лукаш: - Почему они не задержаны? Не задержаны? Пидозра убийце и убийца на свободе? Почему не задержаны они? Он издевается? Вот, мне кажется или он издевается?

Горбатюк: - Ви, пані Олено, якщо Ви дійсно переживали за розслідування цих справ, то Ви прекрасно знаєте події, які відбувалися в 2018-му році.  І про повідомлення про підозру ряду осіб, і про зміну групи прокурорів. І про наявне кримінальне провадження стосовно Генпрокурора Луценко. А на сьогоднішній день Ви продовжуєте маніпулювати, тому що, якщо Ви дійсно бажаєте, щоб ці справи розслідувались, якщо би Ви хотіли, щоб ці результати, отримані, які Ви на даний час розголошуєте в незаконний спосіб, отримали результати, Ви б цього не робили. А Ви би переймалися тим, що теперішнім керівництвом Генеральної прокуратури справа про вбивство правоохоронців передана, розділена і передана, знову ж таки, до розслідування до Національної поліції в абсолютно незаконний спосіб. 

Назаров: - Вот, Сергей, тут просто, понимаете, в чем вопрос, мы говорим о том, как это передано. Знаете, вот это та же история, когда вся Верховна Рада видела, как кто-то берет взятку, а потом из-за того, что его неправильно задержали, не по закону, или неправильные процессуальные действия были применены, человек на свободе и, в принципе, дело закрыто.  У меня к Вам вопрос по поводу Беркута, просто уточняющий. Скажите, пожалуйста, вот у меня есть информация, что все мирные участники, и вообще, все участники Майдана, которые присутствовали в те дни и в те месяцы на Майдане, значит, вещдоком в расследовании не послужило, вероятно, намеренно информация от операторов связи. Ну, это трафик соединений, мобильных соединений. А вот с Беркутом, с Альфой эта история была совершенно другой. Каждый мобильный оператор дал информацию трафика соединения. Я просто скажу нашим зрителям, что это такое.  Трафик соединений позволяет правоохранителям с точностью до трех метров нахождение того или иного человека с мобильным телефоном. Почему вещдок в отношении участников Майдана не был взят следствием, а в отношении Беркута был взят следствием, использован в материалах дела?

Горбатюк: - А звідки Ви взяли, що він не був отриманий слідством і не був долучений як речовий доказ?

Назаров: - Ну, вот у меня есть такая информация.

Горбатюк: - Ваша інформація не вірна. Вона не відповідає дійсності. Дані є в матеріалах провадження.

Назаров: - То есть, у Вас была возможность отследить?

Горбатюк: - Звичайно.

Лукаш: - У меня последний вопрос. Просто такое любопытство разбирает. Через 4 года после массовых убийств Генеральная прокуратура объявила тендер на поиск пуль, пулевых отверстий в зданиях на месте преступления, которые выиграла частный предприниматель по фамилии Лазуткина. Вот, у меня вопрос - почему через 4 года Вы искали пулевые отверстия, через 4 года после массовых убийств. И нашла ли что-то гражданка Лазуткина? Просто вот интересно. И почему не нашел гражданин специалист? У нас в государстве, наверное, нет специалистов по баллистике и т. д.  Вот интересен тендер Лазуткиной. Вы ж им занимались.

Назаров: - Это крайний вопрос к Вам, господин Горбатюк. 

Горбатюк: - Речові докази збиралися і збираються впродовж всіх років розслідування. Якщо брати на 18-й рік. то це застосовувались якраз спеціалісти для робіт саме в тих місцях, де попередніми оглядами, попередніми слідчими діями не були в змозі отримати доступ до тих місць.

Лукаш: - А Лазуткина, она человек-пук какой-то, или что? Что значит, в каких местах вы не могли найти пулевые отверстия за 4 года, что Лазуткина теперь вам их нашла, или не нашла? Она специальными обладает какими-то навыками паранормальными?

Горбатюк- Стосовно тендеру, до цього слідство не має жодного відношення. Слідство вказує на потреб в альпіністі, тобто, який здатен працювати на верхніх поверхах готелю Україна, і, відповідно, залучається до проведення слідчих дій. Так як він потребує оплату, відповідно, Генеральна прокуратура займається оголошенням тендеру.

Лукаш: - Сергей Викторович, сегодня очень хороший светлый праздник. И я Вам хочу пожелать в этот  день очень-очень доброго здоровья и долгих-долгих лет жизни для того, чтоб вы обязательно увидели, чем закончится история, когда каждый гражданин Украины будет знать, как Вы, ваши подчиненные и другие выгодополучатели Майдана фальсифицировали  данные о следствиях и врали всем гражданам Украины. Я желаю Вам такого крепкого здоровья, чтоб Вы обязательно дожили до срока уголовной ответственности, справедливой, за то, что Вы сделали с людьми, с нашим сознанием, с правдой, и теми, кто был вами опорочен, предан и брошен. И я имею в виду не только беркутят. Я имею в виду и родных потерпевших протестующих. Потому что каждый из нас, когда он молится в горе, он просит Бога покарать виновных, виновных покарать, а не судить и уничтожать невиновных. Поэтому, Сергей Викторович, держитесь!

Назаров: - Сергей Викторович, отреагируйте сначала. Потом держитесь. 

Горбатюк: - Головне, що я хочу сказати, ми своєю роботою забезпечували якраз об’єктивність розслідування, зібрання доказів для того, щоб можна було приймати рішення стосовно притягнення тих чи інших осіб на підставі не якихось уподобань тих чи інших там політичних сил, а на підставі реально вчинених дій і вчинених злочинів. І нічого іншого, крім забезпечення об’єктивності неупередженості і повноти розслідування ми не здійснювали. А пані Олена якраз тим і займається, що намагається на результатах розслідування маніпулювати, роблячи одних винними, інших не винними. І якраз мене найбільше завжди шокує представники влади, які, коли вони при владі, вони жодних злочинів, жодних правопорушень не бачать. В них все абсолютно чесно, достовірно і в відповідності до вимог закону. Не дивлячись на те, що розкрадаються мільярди, не дивлячись на те, що арештовуються незаконно. Не дивлячись на те, що і вбиваються люди. Як тільки стає в опозиції, так зразу очі розкриваються і людина починає прозрівати. І вона бачить, як всі вчиняють, як всі діють неправомірно, як всі вчиняють злочини.

Лукаш: - Бредит, по-моему, уже начал бредить.

Горбатюк: - Пані Олено, треба бути об'єктивною завжди.

Назаров: - Вы обменялись пожеланиями, Сергей Викторович, спасибо!

Горбатюк: - І у Вас є порушення закону, за які Вам необхідно відповідати. Ознайомтесь пошвидше з матеріалами провадження. І в судовому засіданні суд визначить Вашу відповідальність за підозрою у заволодінні 2,5 мільйонів гривень.

- Ответите?

- Совершенно бесполезно.

- Сергей Горбатюк был с нами на связи. Экс глава Управления спец расследования Генеральной прокуратуры Украины. Как раз таки того Управления, которое занималось делами Майдана.

- Фальсификацией таких дел. Смотрите, я взяла уведомление о подозрении прямо сюда. Я знала, что мы, наверное, коснемся дела Беркута и взяла уведомление о подозрении в 55-м деле, которое было составлено, но не подписано еще в 17-м году. Вот оно. Я прошу оператора его показать. Оно широко известно, я ничего не разглашаю. Кроме того, я заявляла об этом в суде. Миллионы людей посмотрели блоги Шария, телевизионные  сюжеты, мое выступление. Поэтому как бы это общедоступная информация. Я просто вам прочитаю несколько абзацев того, что от вас всегда скрывали. Ведь вы же знаете правду, какая правда. Тираническая власть послала бойцов, которые массово расстреливали людей. Люди не выдержали и захватили власть. Но оказалось, что захватили власть не люди, а “свиноборонпром”. Ну, потом не выдержал Донбасс, Крым. И вот как-то так. Ну, кто виноват? Тираническая власть. Очевидно? Да. А теперь смотрите, вот вам документ. Он касается периода Майдана. В это самое время не установленные на это время следствием лица действуют с провокационной целью, имея намерения дестабилизировать очень напряженную ситуацию в центральной части Киева, и свести в ноль, я просто перевожу, "зводячи нанівець", силы и представители политических сил и общественности, направленные на обеспечение цивилизованного, законного, выдержанного в конституционном русле проведения протеста, совершали "навмисні протиправні дії проти працівників правоохоронних органів, задіяних у охороні громадського порядку. Група осіб, жителів Львівської області, хибно розуміючи цілі та мету акцій протесту, що були спрямовані не на повалення конституційного ладу, а на його захист, вирішила перешкодити цим переговорам". Речь идет о так называемой группе Парасюка - Зиновия Парасюка, Владимира Парасюка и еще там более 30 лиц, куда входили уже названные мной фамилии, которые следствием установлены. Так вот, слушайте, эта группа. И таких групп было много. Если вы думаете, что это была какая-то центральная группа, нет. Были группы химиков. Были группы диверсантов. Были группы стрелков. И все это расследовано! Вы не понимаете. Просто от нас это скрывали. Так вот, они решили "перешкодити цим переговорам та досягнутим домовленостям шляхом вчинення посягання із застосуванням вогнепальної зброї на життя працівників правоохоронних органів, які були задіяні в охороні громадського порядку в місті Києві". А дальше здесь написано, что эти лица организовались в объединения, раздобыли оружие, разработали единый план своих действий. Пришли и начали стрелять. И вот, "до складу вказаної організованої групи входив, у тому числі, житель міста Комарне, Городецького району, Львівської області, Юзкевич М. А., який був обізнаний з єдиним планом. Він озброївся вогнепальною зброєю" и пошел убивать своих соотечественников. Что подтверждается баллистическими экспертизами по всем. Дела убитых протестующих и майдановцев были разделены, а возможно, из одного и того же гладкоствольного оружия летели пули и в того, и в того. Эти стрелки на видео, не боясь, признавали факт участия в убийствах сотрудников правоохранительных органов, своих сограждан. Признавали факт провокативного участия.  Ничего не было, милиция не наступала. Они просто становились и расстреливали людей. А часть из этих людей продолжила свои рецидивы и уже через 2 - 3 недели после Майдана они возвращались в другие регионы Украины, в том числе, и на Донбасс, и с того же оружия, которым убивали на Майдане, продолжали разбойные нападения, грабежи и убийства уже в других областях. И часть из них, вот Юзкевич, про которого я сейчас читала, он сидит за разбойное нападение у себя на родине. И его подельник тоже сидит. Сначала они убивали там, потом здесь. Но тут главное - не переключаться, не трогать святой Майдан руками без перчаток и верить в то, что нам рассказывали 5 лет по телевизору. А я вам читаю документальные данные. А вот документальные данные о том, что творилось в Доме профсоюзов, где готовились массовые теракты. Теракты против граждан Украины, жителей Киева и столицы. Теракты, задокументированные СБУ и снятые подготовки терактов на видео. И все это есть. Но шестой год уже при втором Президенте мы играем в историю про святой Майдан. А был ли святым весь этот Майдан. Ведь кроме лиц, которые действительно были недовольны, во что-то верили, обманывались, не суть, находились настоящие убийцы. Но правду никто говорить не хочет, а беркутята сидят. 

- Это  правда, про которую Вы говорите, горькая правда лучше сладкой лжи, так или иначе, но, учитывая то, что, как Вы говорите, да, святой миф, святой Майдан. Ведь мы же понимаем истории с американским посольством. Мы помним присутствие, Виктория Нуланд приехала с пакетом печенья, и не одним, раздавала протестующим на Майдане.

- Я лично помню.

- Мы помним истории.

- Как они ходили в Дом профсоюзов.

- Вот, да, я как раз таки об этом.

- Там располагалась химическая лаборатория террористов и экстремистов, которые говорили вот такие слова. Можно, я две минуты буквально займу. "У розмові Бєлов повідомив", это глава группы химиков, которые находились прямо в Доме профсоюзов, и этому есть видео. Я просто читаю, а есть видео. Оно есть у Анатолия Шария. Было у СБУ. У массы людей оно есть. "І в розмові Білов повідомив, що він з однодумцями по-тихому готують дуже великий сюрприз системі, який, на його переконання, мав викликати паніку. Зокрема, полягав план у тому, щоб розробити диверсію на базі спецвійськ ВВ, внутрішніх військ України, який знаходиться в Старих та Нових Петрівцях  Вишгородського району Київської області, що викликало б інформаційний бум. А згодом планувалися вибухи регіональних управлінь міліції. І, як наслідок, хаос та повна бездіяльність правоохоронних органів. За словами Бєлова, підготовка тривала близько трьох років, і члени його команди мали б отримати по 5 млн. доларів кожен. Проте команда, яка б мала реалізовувати зазначений задум, на жаль, розпалася. Але вони роблять вибухову речовину або пероксид протиурепіну, яка є дуже небезпечною. Тому будуть використовувати її для детонаторів. Він зробить невеличку війну між трьома мафіозними кланами, які осіли в Києві. І вибухи, вибухи, вибухи!" А туда ходили послы иностранные, легализовывая тем самым экстремистов и террористов, снимая там видео, и говоря, и размещая в интернете приветственные посты про защиту мирного протеста. Это абсолютно задокументированные данные. Перед вами данные ОРД Бунтари, которым занималось Киевское областное управление СБУ. И вел дело это лично Александр Куць. Все это есть. 

- Вот, Вы знаете, мы про документы, мы про данные и про фактаж. У Горбатюка вопрос - откуда  вы этот фактаж берете? А у народа, вероятно, и у меня, как у журналиста, простой вопрос - этот фактаж хоть кем-то, возможно, международным трибуналом каким-то, я не знаю, или Европейским судом по правам человека,  будет использован не для дискредитации того, что происходило на Майдане, а для простой, пусть горькой, правды? Очень коротко, мы вот должны заканчивать уже.

- Нет, сегодняшняя власть почти вся состоит из выгодополучателей Майдана. Член Совета Майдана Виктор Чумак работает в ГПУ. Комендант Майдана Аваков возглавляет МВД. Зеленский стоит со свечкой и рыдает, скорбя о "небесной сотне" и принимая фейковых студентов. Им нравится жить в идеологии Майдана. Им нравятся эти ценности. Они никогда не дадут возможности прорваться правде, прорваться на большие экраны, дойти до каждого уха. Им нравится играть в эту игру. Иначе б не сидел Беркут. И сидел бы уже вместо него в тюрьме Горбатюк, который все это “липовал”, по моей оценке, да, 5 лет. Поэтому хочется признать. Но в чем же проблема? Дело даже не в правде. Вот эта разрушительная сила лжи, которую не воспринял Крым, Донбасс, и стала причиной той жуткой ситуации, в которой мы находимся сегодня. Вот это самое страшное. Мы далеко ушли дорогой неправды. Я не знаю, как нам вернуться. Но мы должны закончить эфир на позитивной ноте. Даже то, что нас не убьют, сделает нас сильнее. Начинаем говорить, не теряем надежды. И главное ж не упасть. Главное не попытаться встать. И самое плохое это ничего не делать. Правда?

Якщо Ви виявили помилку в тексті, виділіть її мишкою і натисніть Ctrl + Enter

Підпишіться на НАШ у соціальних мережах

Коментарі

фото користувача
Для коментування матеріалу або зареєструйтеся
+ Більше коментарів

Новини партнерів

Загрузка...
^