Михайло Добкін: Все, що зробив Порошенко за п'ять років президентства - навчив Україну співати гімн і носити вишиванку

13 сiчня 14:00

Михайло Добкін: Все, що зробив Порошенко за п'ять років президентства - навчив Україну співати гімн і носити вишиванку

13 сiчня 14:00

  • Що таке фактор Петра Порошенка в українській політиці?
  • Яке, все-таки, обличчя потрібно зробити, щоб дали грошей?
  • Як потрібно діяти, щоб повернути Донбас і мир на тимчасово окуповані території?
  • Яка роль Андрія Портнова в кримінальних справах проти П'ятого президента України?

На ці та багато інших питань народний депутат України VII-VIII скликань Михайло Добкін відповів в інтерв'ю Максу Назарову в програмі "МАКСИМУМ" на телеканалі НАШ.

Повне текстове інтерв'ю шукайте під відео!




- По вашему мнению, какое самое яркое событие в политической жизни Украины в 2019 году?

- Ну, я здесь не буду оригинален. Скажу, что, как и для многих, кто интересуется политикой, самым ярким событием политическим, это была смена власти в стране и смена Президента. Это две параллельные прямые. Сначала поменялся Президент, потом поменялась власть в целом исполнительная. И вот по этим двум событиям можно, наверное, будет судить и определять, что нас ждет в ближайшие там 3 - 4 года. 

- Так это успешно было? Это успешное событие? Или все - таки уже с таким, знаете, привкусом горечи?

- Ну, для тех, кто пришел во власть, однозначно, успешное. У них все состоялось.

- Вот Вы не пришли во власть. Для вас как?

- Вы в этом смысле. Нет, у меня не было особого желания. Но это так, это частности. Я не сильно влияю на расклады, происходящие в государстве в целом, поэтому нужно судить о тех людях, которые занимают должности, которые кардинально влияют на жизнь в нашей стране.  Их много, таких должностей. Но не достаточно много, чтобы кого-то пропустить. Президент, Премьер, Генеральный прокурор, ключевые министры и люди, которые в Верховной Раде влияют на принятие решений. Вот небольшой перечень тех, кто сегодня реально пришел к власти.

- Михаил Маркович, те, кто пришел к власти, очень много усилий приложили к тому, чтобы вопрос войны и мира не сходил с повестки дня, средств массовой информации, наших международных партнеров. Так и случилось 9-го числа, 9-го декабря, состоялась встреча в Нормандском формате, такое знакомство Зеленского с Путиным, с Макроном и Меркель. Насколько оно успешным было, в принципе, мы уже это обсуждали, и неоднократно. О чем договорились - обмен пленными, разведение, и какие-то политические моменты за ближайшие 4 месяца. И вот сегодня первый этап вот этих вот договоренностей это обмен пленными. И вновь мы слышим о том, что есть проблемы. У нас списки, которые верифицированы, они какие-то не точные. Какая-то из сторон кого-то не может включить. Вот сегодня было заявление о том, что инсайды и источники, которые и нам, телеканалу НАШ, и мне лично, и Громадському, и многим-многим другим журналистам, сообщали о том, что беркутовцы есть в этом списке на обмен, да. И их оставят, их не будут обменивать. Скажите, пожалуйста, удастся ли достигнуть вот хотя бы этой договоренности до нового года, как было обещано лично Владимиром Зеленским?

- Я думаю, обмен состоится, а трудности, которые присутствуют при этом, ну, они естественные. Во-первых, еще есть некая инерция предыдущей власти, потому что поменялась верхушка, а много людей, которые с Порошенко, и от имени Порошенко, творили дела в нашей стране, они продолжают заниматься от имени государства, работая уже при Зеленском, и выдерживать  курс во многом, который им заложил Порошенко. По непонятным мне причинам Зеленский не разбирается ни с Порошенко, ни с этими людьми быстро. Хотя мог бы. Вот, например, губернаторов, которых он назначил, он уже успел поувольнять, а это прошло всего полгода. То есть, это говорит о том, что у него есть понимание о том, когда неэффективно работает какой-то менеджер в государстве. Но почему он оставил достаточно людей во власти, которые не на первых, а на вторых ролях, и мешают ему, а значит, и стране в целом, нормально развиваться, мне непонятно. Я думаю, что вся информация, которая исходит от инсайдов, и говорит о том, что что-то не получается, что-то получается, тех оставят, тех не оставят, она не имеет под собой основания, потому что все решается за закрытыми дверями, скажем так, в телефонном режиме, и никто не может эту информацию вынести. Я думаю, там ограниченное количество людей, и если эта информация выйдет, то будет понятно, от кого она ушла. 

- Вот смотрите,  Вы вспомнили про телефонные разговоры, то есть, прямые разговоры Зеленского и Путина. Я напомню, что их было три до нормандской встречи. И вот как раз таки они считаются успешными. Вот именно эти разговоры, по мнению многих, они немного дополнили рейтинг Владимира Зеленского, который начал к глубокой осени падать. И вот, он поговорил с Путиным, вернулись наши моряки и другие удерживаемые лица. А сейчас мы видим проблемы, вот в Минске не могут согласовать эти списки. Как думаете, когда Президент Зеленский лично о чем-то говорит с Путиным, ну, если мы говорим про обмен или другие какие-то моменты войны и мира, и когда кто-то еще в этот процесс начинает вносить свои новшества, где будет больше успеха? Просто я вот не могу понять, если есть новшества от команды Зеленского, как они могут помешать ему идти по плану? И есть ли вообще этот план?

- Макс, ну, государственное управление, политика, на таком уровне, о котором мы с Вами говорим, она  не является там белой или черной. Там есть куча оттенков, масса полутонов. В Москве решения принимаются, понятно, там Президентом, но формируют ему решения, как сами говорят русские, там несколько башен разных Кремля. Есть разное видение и разное мнение. Они между собой соревнуются, кто будет более эффективен там для Президента. У нас тоже информация подается неоднородная. Одну информацию готовит Служба Безопасности Украины. Вторую информацию готовит МИД для Президента. Третью информацию готовит Служба внешней разведки. Другие источники информации. Не исключено, что они могут давать тоже разную информацию. И в конце концов, я не исключаю, что потребуется личный разговор двух Президентов для того, чтоб коленом подтолкнуть этот процесс к его быстрейшему завершению, чтобы люди вернулись. Ну, мы же уже говорим с вами в прошедшем времени о моряках. Что говорил Порошенко - не отдают, нельзя, там куча была причин. Но почему их было много, таких причин? Потому что он не искал решения этого вопроса. Он искал проблемы, как это не решить. У Зеленского видение другое - он хочет, реально хочет, вернуть людей. У него получилось один раз, получится другой. Вопрос в том, что, вы понимаете, мы за всеми этими обменами забываем, на самом деле, что речь идет о гражданах одного государства. Одних меняют на других. Понимаете, в чем заключается цинизм и парадокс этой ситуации, что мы сегодня настолько уже свыклись с этой проблемой, что абсолютно не удивляемся, когда кто-то предложит - давайте мы Назарова поменяем на Добкина, он теперь будет с этой стороны, а другой с этой стороны. Это же граждане одного государства. Украина должна и за одних, и за других биться. А получается, что Украина сама себе напридумывала большое количество врагов, приписав им то, что многие не совершали, и выдавливает их из страны, забирая тех, кто в лице государства или определенной политической элиты выглядит более привлекательно. Но это разве не цинизм? Кого мы отдадим? Мы будем отдавать ребят, которые служили в Беркуте? Мы их будем менять? А ничего, что их вина не доказана? А ничего, что сегодня уже есть расследования известных журналистов и политиков, которые доказывают, что на самом деле виноваты в смертях людей на Майдане с одной и с другой стороны, убитых я имею в виду, совсем не беркутовцы, да? А власть в лице Генеральной прокуратуры, Службы безопасности Украины, они не дали таких аргументированных ответов, чтобы сказать иное. Получается, мы людей невиновных, которых посадили в тюрьму, мучили 4 года ни за что, лишив жизни с родными, здоровье у некоторых отобрав, мы теперь их еще меняем как военных преступников, как пленных. Вот, понимаете, в чем проблема. То, что обмен состоится, это, это и так всем понятно. Должно состояться то, чтобы ушли вообще причины, по которым это происходит. А для этого нужно заключить крепкий гарантированный мир, вернуть людей с территориями и жить по человеческим правилам, а не по правилам хитрить и все.

- Но вот смотрите, просто история, мы же пошагово ее рассматриваем, мы не можем говорить, да, вот мир или война. Есть 4 месяца, про которых говорили на встрече в Нормандском формате Путин, Зеленский, Меркель, Макрон. Вот, 4 месяца, да, Путин говорил про политическую часть Минских соглашений, закон про амнистию, закон про особенности местного самоуправления и т. д. Зеленский же говорил про контроль над границей, и в своем духе. Как Вы считаете, за ближайшие 4 месяца, до марта, ну, до апреля, по факту, украинской стороне удастся  наладить внутренний диалог? Ну, чтоб у нас не было потом, знаете, Нацкорпус, оппозиция, Свобода, Батькивщина выходят под Офис Президента или на Майдан и говорят - Красные линии переступишь, капец тебе, Володя! Или Владимиру Александровичу вообще не нужно слушать всю эту историю, и раз про мир, значит, иди как паровоз, достигай мира. Ваша позиция по этому поводу.

- Объяснять обществу действия власти необходимо. Если эти действия делаются от лица всего государства, всего украинского народа, если эти действия имеют судьбоносное значение, то объяснять обществу причины, по которым совершаются те или иные действия, это обязательно, это обязанность президента. Она, может, нигде и не прописана в Конституции, но она вытекает из его положения и того, что является гарантом Конституции. Люди должны быть уверены, что у нас все происходит по закону. Что касается всевозможных митингов, которые мы видели, которые мы увидим, я считаю, что это политические акции. Они направлены не на достижение целей, которые декларируются теми или иными протестующими. Эти митинги направлены, в первую очередь, на поднятие популярности тех или иных политических партий. Они работают на себя. Им все равно, что делает Зеленский. Они ищут причину, по которой к нему можно пристать и начинать качать ситуацию.

- Но дело же не в этом. Дело в том, что Зеленский реагирует на их замечания и требования.

- Я к этому хочу подойти. Я к этому хочу подойти. Если Зеленский будет реагировать на действия политического характера как на действия не политического характера, а возмущение общества, то, о чем мы вначале говорили, тогда он будет постоянно что-либо делать с оглядкой назад. А значит, у него не будет времени смотреть вперед. И он будет стоять на месте, и мы вместе с ним. Есть ситуации, когда с людьми нужно советоваться, а есть ситуации, когда нужно поступить по закону. Как закон предписывает - надо применять силу? значит, применяйте силу. Надо применить убеждение? применяйте убеждение. Тем более, что, вы понимаете, мы сейчас говорим такими словами общими. А если бы конкретно, мы были бы там не в прямом эфире, и сидели бы в обществе людей, которые разрабатывали стратегию, как превентивно избежать таких событий, а если не избежали, как из них выйти, то мы бы в течении часа нарисовали план - схему действия каждого ответственного человека, который работает в команде Президента, в команде новой власти. Каждый бы знал, чем ему заниматься. Там и людей, по большому счету, трогать не надо, там есть 5 - 6 человек, с которыми надо переговорить. Чтоб они поняли серьезность происходящих процессов. Если они не поймут, один вариант развития событий, поймут, ну, значит, упрощается задача.

- Так почему это во властных кабинетах не происходит?

- Я не знаю. Я не был в Офисе Зеленского Президента даже на пороге. Я не общался ни с кем из его высокопоставленных сотрудников. Поэтому я рассуждаю, как человек, который получает информацию из средств массовой информации, из каких-то своих там источников, которые вырабатывались там,  на протяжении моей политической жизни. Ну, наверное, все вместе. Вот, пытаюсь анализировать и прихожу к каким-то размышлениям. В одной из них я думаю, что Зеленскому неправильно рисуют текущую обстановку. Ему сгущают краски. Его пугают той красной тряпкой, которой не существует. Да, она вообще даже и не тряпка, и не красного цвета. Так, маленький платочек, беленький, который давно уже нужно было положить на место и забыть о нем. 

- Так зачем пугают? Вот, я не могу понять. Ладно, вот Зеленский может поддастся этим вливаниям в уши. А вот те, кто вливает, они кто? Они выгодополучатели? Они представители прошлой власти?

- Нет, причин может быть очень много. Во-первых, когда ты рисуешь предполагаемую проблему Президенту, потом он с ней сталкивается, и ты помогаешь ее решить, ты можешь в глазах Президента вырасти в очень важного и незаменимого человека, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но это одна из причин, их называть можно очень много. Я допускаю даже некомпетентность части его команды, а это видно по Кабинету министров, там таких много. Некомпетентных мягко сказано. Они просто могут неправильно оценивать ситуацию, они могут с утра до ночи смотреть Прямой канал или 5-й, думать, что Порошенко раздут до небывалых размеров огромной жабы, которая накрыла своим жирным пузом всю Украину, и ее победить невозможно, надо договариваться. А на самом деле, там и договариваться не с кем. Порошенко должен договариваться с адвокатами. И общаться со следователями. 

- Мы еще поговорим  о факторе Петра Алексеевича Порошенко. По поводу договоренностей Владимир Путин и на Нормандской встрече, и на своей пресс конференции финальной не раз говорил о том, что Украина должна договариваться с представителями, так называемых республик. И эту историю от Путина мы слышим достаточно давно. То есть, мы не вчера ее услышали. Он уже 5 лет говорит именно это. Предыдущая власть не собиралась идти на уступки. Владимир Зеленский тоже не может объяснить и сказать четко как, с кем мы будем договариваться. А по факту мы слышим какие-то новые формулы. А вот давайте там какую-то площадку соберем с переселенцами, с представителями Донецка, Луганска. Где-то будем говорить о добре, о мире. А по факту, вот есть Минские соглашения, Минские договоренности, вот это правильно будет. Вторые, первые, не важно. И там есть подпись Захарченко и Плотницкого, бывших экс лидеров так называемых республик. Считается ли то, что подписи есть в документе, в этих договоренностях, то, что как бы прямые переговоры уже происходят. И то, что в Минске сейчас происходит, это тоже как бы часть  прямых переговоров? Или все-таки нет? Или Путин требует что-то другое, о чем мы, может быть, не подозреваем?

- Ну, смотрите, я вернусь к тому, что я сказал, рассказывая о том, что Порошенко искал причины, чтобы не сделать. Он не искал варианты и возможности как сделать, когда речь шла об освобождении украинских моряков. Они были ему выгодны находящиеся в застенках в Российской Федерации. Он с этой информацией бегал по всем европейским государствам, выступал с высоких международных площадок и использовал это, как рычаг давления на Россию. У Зеленского политика другая. Он хочет всех людей вернуть, и после того, как не будет никого в застенках, приступать к реализации Минских соглашений с удобной для Украины позиции, о которой сейчас и идет речь. Если мы говорим о том, что мы хотим достичь мира, мы должны понимать, что нам все равно придется говорить с теми людьми, которые там живут. Ну, невозможно, они же не придут сюда вот, мы же не скажем им - ану, домой быстро! и все пошли строем. Это долгий процесс. Это процесс на уровне людей с одинаковым пониманием. Ученые должны говорить с учеными. Люди творческие должны говорить с людьми творческими. Спортсмены со спортсменами. Политики с политиками. Простые люди с простыми людьми.

- Это идеальную схему сейчас рассказываете. 

- Нужно вносить в умы людей и с этой, и стой стороны, что будет происходить, как мы будем жить дальше. Мы не можем достичь мира, а потом любая машина со Львовскими номерами, которая приезжает на территорию Донецка, уже украинского, утром оказывается сожженной. И наоборот, Донецкая машина, попавшая в Тернопольскую область, утром оказывается без колес, или вообще без всего. Мы должны сделать так, чтобы не осталось ни злости, ни ненависти. Мы должны все это перемолоть в песок и подальше в канавку высыпать. Поэтому нам придется разговаривать с представителями, так называемых Донецкой и Луганской республик. Кто это будет, это уже вопрос дискуссионный. Это будут нынешние Главы, или это будет какая-то трансформация власти, которая будет более удобоваримая  для Украины, и будет восприниматься Россией, потому что без России там ничего не решится. Ну, так или иначе, мы будем разговаривать с представителями той стороны. По-другому я не вижу. 

- Да, оппозиция то говорит по-другому, если будет все-таки этот прямой диалог, то весь мир посмотрит, что, смотрите, Украина идет на диалог, идет на компромисс с теми, кого, по сути, в понимании украинского законодательства оккупировала Российская Федерация. Значит, можно с Российской Федерации снимать санкции, значит, Россия добрая, мирная пушистая. Значит, за все то, что произошло в Донецке, Луганске и в Крыму, отвечает исключительно украинская власть. Вот этого  боится оппозиция, она об этом прямо говорит. Просто я хочу для себя тоже понять, как и многие наши зрители, да, как здесь вот это вот искусство дипломатии? Что нужно говорить? Как надо говорить на международных встречах, чтобы и рыбку съесть, и сковородку не помыть? Понимаете? Это вообще в силах наших или нет?

- Макс, мы с вами точно не можем быть жертвами пропаганды. Вот, все, что Вы говорите, это годами навязывалось нам со стороны всевозможных украинских телеканалов, которые получали разнарядку из министерства пропаганды, я его называю министерством правды, мин. Стеця, так называемое. У Порошенко и многих тех, кто сегодня называется оппозиционерами, было целых 5 лет для того, чтобы найти действенный способ решить проблему. Они эту проблему завели еще дальше. Когда Порошенко избирался Президентом, а я участвовал в этой избирательной кампании, 25-го мая 14-го года состоялись выборы, а 26-го мая начали бомбить Донецкий аэропорт. Обстреливать, извините, не бомбить, а обстреливать. Когда пришел Порошенко, погибших было в разы, в десятки раз меньше, чем, когда он передавал дела Зеленскому. Что они могут требовать? Их дело - заткнуть рот и сидеть молча, не мешать мирному процессу наведения порядка в нашей стране. Это первое. Второе. Дело в том, что вся, так называемая оппозиция, а ее немного, это партия Порошенко Европейская солидарность, это Голос Вакарчука. Ну, в какой-то степени, Тимошенко. Сколько они суммарно набрали на выборах? И сколько набрали суммарно на выборах Слуга народа и ОПЗЖ, которые шли с мирными инициативами. А вот эти вот партии, которые сегодня в оппозиции, я перечислил, они шли с пропагандой войны. Им народ дал квоту на продление войны? Не дал! Они получили минимальный, там чуть больше минимального балла, максимум 8% получил, по-моему, Порошенко, все остальные поменьше получили. Ну, или в районе этого. Какое они право имеют от имени всего украинского общества агитировать за войну? И посчитайте суммарно, сколько получили Слуга народа и ОПЗЖ. Они получили большинство подавляющее. Это было решение. Это был референдум, мы за мир или за войну. Поэтому, к сожалению, Слуга народа, как парламентская фракция, не выполняет своих предвыборных обещаний, которые они давали как партия.  Они не делают все для установления мира. Многие из них, я имею в виду, народных депутатов, они заняли позицию Порошенко, и того же Голоса, пытаясь сделать все, чтобы не был достигнут мир. Но я думаю, что это внутренние проблемы Зеленского, это он с ними должен разобраться. Это он их к себе в команду привел. И, если они говорят не в унисон ему, ну, пусть тогда несет за них ответственность. Мы о них думать не должны. Мы должны видеть выполнение предвыборных обещаний партии Слуга народа. Вот это будет правильно.

- Какой вы видите Украину и ее развитие в будущем? В ближайшие 5 лет каденции Слуги народа.

- Ну, я ж говорю не какой она будет, в моем понимании, а какой я ее хочу видеть. Я хочу видеть процветающей, хлебосольной, интернациональной, где любят не только себя, а любят еще и людей, которые здесь родились, и имеют не этническое украинское происхождение, но украинское гражданство, считают себя народом Украины. Я хочу, чтобы мы перестали быть проблемой для многих других стран, европейских и которые от нас подальше находятся. Хочу, чтобы мы жили привычной для нас жизнью, жизнью народа созидателя, а не жизнью народа, который не понимает, что происходит из-за того, что правители никак не поймут, что им нужно делать после того, как их избирают. А какой она будет на самом деле, зависит от всех нас. Я думаю, что мы, как общество, должны показывать власти свою поддержку и свое недовольство. Вот, получила команда Зеленского колоссальную поддержку. Многое не получается. Я считаю, что весна это крайний срок, когда нужно делать  первые выводы. И, если не будет кардинальных изменений, кардинальных. С другими людьми, потому что уже понятно, что Кабмин не справится. Там надо две третьих или три четверти убирать к чертовой бабушке. Набирать людей рабочих, которые умеют работать независимо, где они были раньше, что они говорили, что они делали. если у человека профессиональные знания выше, чем личные обиды тех или иных людей, которые сегодня у власти, надо брать его на работу.

- Но для этого надо отменить закон о люстрации.

- Несомненно, его надо отменить.

- Но пока потуг у власти нет в этом. То есть, есть Европейский союз по правам человека, который говорит, что это против прав человека, закон о люстрации. А власть пока ничего нам об этом не говорит.

- А Президент сам не понимает, что закон о люстрации нарушает права его сограждан?

- Но он никак не комментирует

- Он же избирался не Президентом тех людей, которым нравится закон о люстрации, он же избирался Президентом всей Украины. И любой гражданин, даже который критикует его, как я, это человек, о котором он должен заботиться и опекать согласно Конституции.

- Вопрос по поводу газа. Вот нам очень красиво Витренко рассказывает о больших успехах и о предстоящем подписании договора на 5 лет на транзит газа. Но я ни от кого не слышу, что договариваются о поставке прямой газа. Или опять транзит у нас будет, и мы будем покупать у Австралии, у Австрии, у Словении газ?

- Спасибо за вопрос. Мы покупали все 5 лет президентства Порошенко российский газ у других государств. Было несколько десятков, почти под сотню было компаний, которые этот газ продавали. Разница в цене была существенная. Я думаю, на этом грели руку многие из команды Порошенко. Но всем нам рассказывали, что газ мы покупаем какой-то другой. Хотя четко понимали, что другого газа в принципе нет. Физически нет. Тот, который есть, его нельзя к нам поставить. Я абсолютно уверен, что были достигнуты соглашения 9-го декабря в Париже между президентами, а дальше их уже дорабатывают люди из Газпрома и Нафтогаза, и из профильных министерств наших, украинского и российского, о том, что мы будем покупать газ напрямую. Это вопрос политической воли, кто его озвучит. Кто примет на себя весь удар, потому что посмотрите, что делает Порошенко. Он же все пытается расшатать. Это же человек с абсолютно неадекватным восприятием действительности. Он говорит покупать газ втридорога у иностранных партнеров, российский газ, это хорошо, а покупать напрямую плохо. надо собирать Совет СНБО и разбирать угрозу национальной безопасности, угрозу суверенитету, суверенитету Украины. Ну, не глупый ли он человек, а? Поэтому, договорились, я уверен 100%. Если б не договорились, и транзита б не было. Сейчас вопрос в том, кто это озвучит. Я думаю, что это должен озвучить Президент, мое мнение, и взять на себя всю политическую ответственность. У него высокий рейтинг доверия, ему люди еще продолжают доверять. И не будет никаких проблем со стороны общества. Тем более, что, если это объявит Президент, он будет нести ответственность, чтобы цена была снижена в коммунальных платежах, и в платежках, которые люди получают. Я не вижу другого варианта. Во-первых, это обещание предвыборное. Во-вторых, так все складывается, и это видно из происходящего процесса. Так что будем надеяться, что с января уже будет другая цена на газ, и будет перерасчет по коммунальным платежам. 

- Если мы вообще, в принципе, говорим о торговле с Российской Федерацией, вот вы вспомнили Петра Алексеевича Порошенко, который отреагировал и, в принципе, в украинскую повестку дня запустил фейковую историю. То есть, пять компаний украинских, которые подписали с Газпромом контракты на прямые поставки газа, а это оказался фейк. Петр Алексеевич разогнал эту историю требованием собрать СНБО. И вот простой вопрос - у нас за 5 лет каденции Петра Алексеевича Порошенко товарооборот с Российской Федерацией, частных компаний и государственных, в том числе, только вот возрастал. Возрастал немного и с Европейским союзом. Но, так или иначе, 10 миллиардов долларов импорт - экспорт это история, которая сохранялась, и в этом году, кстати, тоже сохранилась. Как Вы считаете, вот где полезнее, где лучше. Все-таки правду сказать и нарастить рынок сбыта и наоборот, да, импорта. Или все-таки, полностью прекратить эту торговую историю с Российской Федерацией, потому что у нас даже в законодательстве написано, что Россия это країна - агрессор, да. Ну, то есть, просто начать говорить людям правду. 

- Макс, вот давайте вернемся в лето этого года. Что говорил Зеленский, обращаясь к народу за поддержкой, воюя с Петром Алексеевичем, я в кавычках имею в виду "воюя".

- Он много чего говорил-то, на самом деле.

- Он говорил правдивые вещи. Он говорил Петру Алексеевичу - я ваш приговор. Это была правдивая вещь на тот момент. Люди восприняли. Он говорил, зачитывая ему всякие почему? среди разных  «почему» было - почему конфетами в России вам торговать можно, а предприятиям между собой торговать нельзя? Он же не боялся это озвучивать. И исходило из его вопросов к Порошенко то, что, когда он станет президентом, он все поменяет. Почему сегодня стало сложно выходить и говорить правду? Почему нужно бояться Порошенко сбитого летчика, и раньше не надо было бояться Порошенко Президента? Где логика в этом? Он же его бил тогда, когда он был Президентом, а сегодня он его гладит и боится его реакции. В чем проблема? Где делся наш Зеленский, который на выборы шел? Кандидатом.

- А Вы для себя ответ не получили? Вот, в чем проблема? Я могу себе думать, каждый из наших сотни приглашенных, может себе подумать. Вот, Вы для себя. Вот, есть Михаил Добкин, Вы, кстати, не раз говорили, что Вы доверяете Президенту, и Вы его поддерживали.

- А я и сейчас доверяю Президенту. Я и сейчас его поддерживаю. Моя критика это не критика с желанием заменить Зеленского. Это критика с желанием разбудить Зеленского. Чтобы к нам вернулся тот Зеленский, которого мы видели во время избирательной кампании. С горящими глазами, с острым умом, быстро реагирующий на вызовы, которые месяц назад даже еще не представлял как выглядят. Вот, он должен быть такой сегодня. Он сегодня уставший очень. Его  показывают по телевизору, у него глаза уже так не горят.

- Я смотрю на него, думаю, когда он будет седеть уже? Он очень уставшим выглядит. В смысле, не сидеть, а седеть. 

- Я понимаю, о чем Вы говорите. Я даже в ту сторону не подумал.

- Мало ли.

- Смотрите, дело в том, что правильная организация труда это гарантия для любого руководителя иметь возможность не быть смертельно уставшим. Если ты неправильно организовал работу своих подчиненных, то ты будешь каждый вечер как выжатый лимон. А если у тебя все работает как часы, тебе понадобится время настроить этот механизм, а потом он будет идти. Только заводи его проверяй, чтобы винтики крутились в правильном направлении. Поэтому, если Президент такой уставший, вопрос к его окружению, почему тогда нет такой эффективности в стране, которая была бы соразмерна усталости Президента? Он устал так, как будто мы перевыполнили третью пятилетку, построив здесь огромное количество предприятий, создав рабочие места и 50% обещаний предвыборных выполнив.

- Михаил Маркович, у Вас пару месяцев назад произошло скандальное, одиозное, еще не знаю какое, интервью с журналисткой 5-го телеканала, который принадлежит Петру Алексеевичу Порошенко. Янина Соколова, у нас есть такая барышня, которая откровенно говорит, что, по ее мнению, Петр Порошенко лучший Президент Украины. Она говорит - у меня вагон претензий к нему, но он лучший Президент Украины. Мне кажется, она даже в интервью Вам это озвучивала.

- Говорила.

- Я полную версию интервью посмотрел. Так вот, если мы говорим про Петра Алексеевича, как минимум 20%, то есть, если сложить первый тур президентских выборов, выборы в Верховную раду, и второй тур, его 25%, да, вот, как минимум 20% считают, что, действительно, Петр Алексеевич Порошенко был хорошим Президентом, государственником. Ну, посмотрите, есть безвизовый режим. Есть история с созданием Православной церкви Украины, которая якобы независима от Москвы. Подписана ассоциация, и т.д. Вот, если приводить примеры таких вот важных государственных историй, то кажется, что вроде бы Петр Алексеевич да, вроде бы неплохо, вроде бы молодец. А это его заслуга? Можем ли мы говорить, что заслуга всех этих перечисленных хороших историй, это заслуга Петра Алексеевича Порошенко?

- Вот посмотрите, какие удивительные вещи происходят. Мы с вами, в силу своих профессий, живем в центре политических новостей. Вы их озвучиваете, освещаете. Я их когда-то создавал, сейчас пытаюсь анализировать. Мы на самом деле с вами четко понимаем, как и очень многие наши телезрители, что мы должны были сегодня с вами говорить о проходящих уголовных процессах над Порошенко - нарушителя действующего законодательства Украины. Не важно, по каким направлениям. И смотреть, где это соответствует действительности, где не соответствует. А мы с вами сегодня обсуждаем Порошенко так, как будто он остался  серьезным действующим.

- У нас еще есть время, мы дойдем до криминальных историй, до уголовных дел дойдем.

- Я говорю о другом. Порошенко пятый Президент Украины. Все. Он выполнил миссию, которая на него возлагалась. Как он ее выполнил, со временем оценят историки. Но это будет совсем со временем. В ближайшее время, я надеюсь, оценят правоохранители. Надо только, чтобы прокурор набрал воздуха в легкие, и выдавил из себя трусливое решение и подписал необходимые документы процессуальные, которые получило Государственное бюро расследований. Пусть хорошее и плохое оценят люди. Конечно же, Порошенко что-то делал и позитивного, ну, нельзя же говорить.

- Ну, скажите, что. Просто мне вот реально интересно для себя. Ну, что вот хорошего сделал Порошенко?

- Он научил страну петь гимн.

- Неплохо, кстати.

- Он привил любовь к вышиванке. Ну, я не знаю, что еще. Ну, он заложил моду мятых костюмов. Он первым из Президентов, на моей памяти, появился перед журналистами пьяный в стельку.

- Даже так?

- Ну, в интернете есть, интересно посмотреть. Ну, что Вам еще перечислить? Ну, не люблю я его. Не люблю. Всем сердцем. Всей душой. Вот, от мозга до печенки, я его не люблю. Он уничтожил мою любимую страну. Он уничтожил привычный образ жизни людей. Он уничтожил дорогие мне вещи, которые имеют отношение к гуманитарной сфере. Он пытается уничтожить память мою, которая у меня сложилась. И я не хочу ее менять. К Великой отечественной войне. К каким-то праздникам, которые дороги моему сердцу. Они связаны с моей семьей, с моими родителями. С достижениями и героями, к которым я стремился, будучи ребенком. Почему я должен его уважать хоть за что-то? Безвиз. Львиную долю работы для безвиза сделало правительство Ющенко, а потом Януковича. Эти просто свернули. Понятно, что безвиз Януковичу бы не дали. Это политическое решение. Но он же ни одного человека не перечислил среди тех, кто этот безвиз приносил. Он же везде бегал - я! я! я! я сделал! я добился! Сборная Украины в футбол выиграла - мы выиграли матч. Там, что-то хорошее в стране произошло, с ним вообще не связанное, не с помощью него, а вопреки тому, что он делал. Прибегает, сразу ленточки перерезает. Главный шоумен страны. Вот главный! Он даже Притулу затмил. Тот для меня был главный шоумен, а оказался главный шоумен - Порошенко. Везде он веселил. Он тамада на всех мероприятиях. Что я о нем должен сказать хорошего? По совокупности того, что он сделал, сколько он горя принес, сколько он крови принес в нашу страну. Я слышал от людей, это не мои слова, я их говорю, потому что я, скажем так, эмоционально завелся, вспомнив о нем. Я хочу вам сказать, что люди простые, когда активно бомбили мирное население, погибали там, в Донецке, и военные наши погибали, да, там с Украины. То люди, когда это смотрели по телевизору, они говорили про него, это слова людей, простых людей. Что у него столько крови на руках,  что он проклят в седьмом поколении. Страшнее я ничего не придумаю, что бы могли сказать. Могут любить, могут не любить. Но он для людей страшный человек. Его и называют Петр Кровавый. Понимаете, он из Петра шоколадного превратился в Петра кровавого. А Вы говорите, что можно подумать, что он сделал хорошего.

- Можно, у нас остается не так много времени. Я просто, Вы говорили про уголовные истории.

- Вы сами это начали.

- Вот уголовные истории Петра Алексеевича Порошенко, которые вот по факту, если глобально понимать этот процесс, там сколько раз он на допросы не появился, 27 раз, да?

- Ну, это вопросы, лицо его отношения  к нашему правосудию, которое он народил. 

- Так вот, по сути, вопрос. Сегодня Президент Владимир Зеленский подписал закон, цитирую, "О внесении изменений в закон Украины о Государственном бюро расследований". Теперь Труба будет, как руководитель ГБР, заменен. Он не будет теперь руководитель. Потом будет назначен новый. Потом будет конкурс, и т. д., и т. п.  Плюс, есть закон, за который проголосовали депутаты, который позволяет снять неприкосновенность с народного депутата Украины только в случае, если есть подання от Генерального прокурора, в присутствии человека, которого подозревают в чем-либо. У меня простой вопрос. Вот с такими изменениями в законодательстве, вообще, какая вероятность того, что Петр Алексеевич не плюнет на того Рябошапко, или на другого Генерального прокурора, на того же Зеленского, как Президента, и не скажет - да, слушайте, на самом деле, я белый, чистый, как этот лист, и никогда не сяду, и никто не сможет доказать мою вину, если такова есть.

- Он уедет из страны?

- Я вот не знаю. Просто, если мы говорим.

- Если он уедет из страны, у нас есть еще заочное правосудие.

- Насколько оно эффективно? Это ж пропагандистская такая история.

- Оно очень эффективно. Нет, оно очень эффективно, в отношении Петра Алексеевича, я думаю, оно вообще применимо очень сильно.

- Я просто, я к чему, вот мы видим инициативы Владимира Зеленского и Слуг народа вот такие, законодательные.

- А нечего было набирать порохоботов к себе, в Слугу народа. Это они все пролоббировали. Это они сделали такие изменения, которые дают возможность такому человеку, как Порошенко, а он же не один там, прятаться за еще более жесткой неприкосновенностью. Но при всем при этом, если бы на секунду, вот дайте помечтать, дайте мне полчаса времени побыть вместо Зеленского Президентом. Пусть он меня и. о. назначит. Мне хватит, чтобы Порошенко предстал перед справедливым следователем, который будет с ним разбираться. И дальше ходить туда, как часики. Как я хожу к следователю. Как ходит огромное количество людей. Как те ходят, которых из СИЗО привозят, и они сидят там по 3, по 4 года без приговора. Фактически, уже отбывая наказание. Я хочу, чтобы люди четко понимали, политическая воля Президента сильнее любых перепонов, которые косвенно устанавливаются в законах. 

- Попрошу короткие ответы, если можно. Не считаете ли Вы, что главный инициатор всех этих дел вокруг Петра Алексеевича Порошенко с Государственным бюро расследований, Андрей Портнов, немного злоупотребляет своей популярностью, хочет получить не только какие-то реальные уголовные дела против Петра Алексеевича, но еще свой собственный политический пиар с возможностью дальнейшего карьерного роста?

- Нет, я знаю лично Андрея Владимировича. Я смею вас уверить, у него отсутствуют такие политические амбиции, которые он удовлетворял бы за счет злоупотребления в озвучивании. И он же ведет, фактически, волонтерскую работу. И в своей волонтерской работе по вскрытию всех тех нарывов, которые Порошенко оставил, находясь на должности Президента Украины. И работа эта очень эффективна. Давайте вспомним документы, которые в Панаме нашел Портнов, добился, чтобы были приняты необходимые процессуальные решения со стороны панамских властей. И только бездействие Генеральной прокуратуры, уже новой, не позволило это реализовать. Давайте вспомним другие ситуации, которые сегодня озвучены, где реально, вот бери их и реализовывай. Но не хотят же, понимаете, не подписывают. Поэтому я тут полностью не согласен. 

- Считаете ли Вы, что Зеленский продолжает политику Порошенко?

- Нет. По кардинальным вещам по таким, по реперным точкам. Порошенко был полностью за продление войны. Зеленский за мир, это видно по действиям. Он и людей успел вернуть. Ну, я уже об этом говорил. Это первое. Второе. Зеленский хочет Украину развивать в равных взаимоотношениях со всеми государствами. Порошенко хотел использовать Украину для международного давления на Россию. Без всякого для этого здравого смысла для самой Украины. Мы были инструментом. Мы были тем рычагом, которым Россию давили. Но продавив и получив от России то, что хотели в Евросоюзе и в Америке, Украина так этим рычагом бы и осталась. Заржавевшим, причем. И по многим другим вещам я хочу вам сказать, что пока не превратился в Порошенко Зеленский. К сожалению, он многие вещи сегодня отпустил на самотек. И такие вопиющие случаи, как, допустим, сегодня избиение журналистов, да, при милиционерах. Вот, понимаете, стоит полиция, бьют человека, толпой бьют, оскорбляют. Он журналист, он защищен специальным законом. У него особый статус защищенности из-за сложной профессии. Так законодатель прописал. А полиция не трогает. Вот так было при Порошенко. Это неправильно. Полиция там должна костьми лечь и защитить человека. Поэтому вот по этим вещам, конечно, он у людей многих ассоциируется. Но я надеюсь, у меня достаточно еще такого оптимизма здравого, что он вот буквально с нового года, начнет действовать. И он же не зря многим давал срок выполнить его поручения до нового года. Этих поручений много не выполнено. Вот, мы посмотрим, будет увольнять, значит, мы увидим нового Зеленского. Останется с этим же кублом, которое ему назначали - тогда оптимизма у меня поубавится.

- Михаил Маркович, у нас уже 9 вечера. Я хочу с Вами поиграть в такую игру - двухминутку, можно? Предлагаю из ответов только 3 слова, на ваш выбор - хорошо, плохо или никак. 

- Да.

- Я сейчас называю фамилии, а Вы просто говорите - хорошо, плохо, никак. Порошенко.

- Плохо.

- Азаров.

- Хорошо.

- Тимошенко.

- Хорошо. 

- Янина Соколова.

- Никак.

- Алексей Гончарук.

- Вообще никто.

- Анатолий Шарий.

- Хорошо.

- Владимир Зеленский.

- Подловили. Я авансом назову - хорошо. Потому что не потерять ни сам, ни забирать у других людей надежду. Скажу перед новым годом - хорошо.

- Пам’ятаєте, два роки тому ми з вами зайшли в ліфт, я у вас запитав?

- Пам’ятаю.

- Яке треба зробити обличчя, щоб дали грошей? Це, до речі, питання з Вами повторила Яніна Соколова. Я думаю, що багато людей не дивилися всю цю історію. Яке треба зробити обличчя, щоб дали грошей?

- Сегодня много кто бы с удовольствием сделал любое лицо - скучное, не скучное, только, чтобы дали деньги. Потому что, к сожалению, у людей жизнь превратилась в выживание. И для них возможность заработать, она уже не из разряда - эту работу выбираю, эту не выбираю. Она из разряда - смогу заработать, выживу; не смогу заработать, не выживу. Поэтому, сегодня не до того хорошего настроения, которое у меня было в 2005-м году, когда мы записывали этот ролик. И в моем положении сегодня делать, скажем так, радостную гримасу, когда у всех не то, что не праздничное, а даже не новогоднее настроение, было бы неправильно. Я хочу в этом плане, хотя я всегда старался выделиться там из всех. То в этом плане я хочу быть солидарен со всеми теми, кто нас смотрит, кто нам верит, кто нас слышит. Потому что мы должны быть и в хорошем все вместе, и в плохом все вместе. И, если люди, которые меня слышат, мне доверяют, то они должны понимать, что, в отличие от тех людей, которые через 5 минут забывают то, что они обещали, есть еще достаточное количество людей, которые помнят, что они говорили 5 лет назад, 10 лет назад или год назад. Потому что есть еще достаточное количество людей, которые не меняют свою позицию в зависимости от того, какая фамилия у Президента. Это важно. Для меня это один из критериев оценки человека - буду я его уважать или не буду. Поэтому я так вам запутано и ответил.

Якщо Ви виявили помилку в тексті, виділіть її мишкою і натисніть Ctrl + Enter

Підпишіться на НАШ у соціальних мережах

Коментарі

фото користувача
Для коментування матеріалу або зареєструйтеся
+ Більше коментарів

Новини партнерів

Загрузка...
^